Официальные новости

Интервью руководителя Росздравнадзора Михаила Мурашко «Российской газете»

63

Таблетка без страха

Глава Росздравнадзора Михаил Мурашко о том, где можно встретить поддельные лекарства и стоит ли лечиться широко разрекламированными аппаратами

Иностранцы стали все чаще приезжать в Россию за лекарствами. Почему и как изменился фармрынок в нашей стране за последние годы? Стоит ли самостоятельно принимать решение о покупке широко рекламируемых медицинских товаров, и какие обращения чаще всего поступают в Росздравнадзор от пациентов больниц и поликлиник? Руководитель Росздравнадзора Михаил Мурашко ответил в интервью «Российской газете» на эти и другие вопросы.

Михаил Альбертович, очень часто даже врачи говорят, что лекарства российского производства хуже по качеству, чем импортные. А тут, оказывается, к нам иностранцы ездят за таблетками.

Михаил Мурашко: Начнем с того, что производители многих иностранных лекарственных препаратов, продающихся в России, локализовались в нашей стране. То есть они открыли здесь свои производства. И работают на том же оборудовании, сырье и по тем же технологиям, что на аналогичных заводах за рубежом. Около 80 процентов лекарств, продающихся в России, выпускаются здесь же. И нам, действительно, известно немало случаев, когда люди из-за рубежа приезжают в Россию за лекарствами, потому что здесь они дешевле и качество их не хуже.

«Черный» рынок фальсифицированных лекарств сегодня процветает лишь в интернете, в аптеках — все под контролем.

Мифы о том, что «там лучше» чаще всего основываются на заблуждениях. Например, пациент рассказывал, что он поехал в отпуск за границу и купил там препарат от повышенного артериального давления, и он ему помог лучше, чем аналогичный в России. Но в реальности дело не в препарате, а в том, что человек был на отдыхе и не испытывал тех стрессов, которые переживает в повседневной жизни. Отсюда и более быстрая нормализация давления.

А какие лекарства чаще подделывают? Дорогие или «массовые»? Что показывают ваши проверки?

Михаил Мурашко: В предыдущие годы часто выявлялись фальсификаты среди противоопухолевых препаратов. В 2017 году — среди препаратов для лечения грибковых заболеваний. Нередко подделываются и препараты широкого потребления, которые продаются без рецептов. Но если вы будете покупать лекарства в обычной аптеке, а не на рынке или в интернете с доставкой на дом, вероятность того, что вам продадут некачественное или ненастоящее лекарство, минимальна. Сейчас легальный рынок лекарственных препаратов — один из самых защищенных в России.

Интернет не для лекарств

Много ли сейчас на рынке фальшивых, контрафактных или недоброкачественных лекарств?

Михаил Мурашко: Десятые доли процента, точнее, 0,4 процента от объема лекарств, которые легально продаются в аптеках или приобретаются для медучреждений. Причем 0,4 процента — это в первую очередь недоброкачественные препараты, которые, в том числе, отзываются и самим производителем. Проблема фальсификата была актуальна в России до 2011-2012 годов. Потом объем некачественной фармпродукции пошел на спад и сейчас достиг минимума. В 2017 году в целом по стране было выявлено шесть серий фальсифицированных лекарственных препаратов. При этом в гражданский оборот было выпущено около 270 тысяч серий лекарств. Легальная сеть аптек защищена очень достойно.

«Черный» рынок фальсифицированной продукции был вытеснен из официальной розницы в нелегальную — продажу через интернет с доставкой на дом курьером. Такие вещи запрещены законом, но все равно находятся частные лица и организации, которые нарушают закон и занимаются этим.

Каков риск купить через интернет «неправильное» лекарство?

Михаил Мурашко: Это все равно что спросить: каков риск попасть под машину, если перебегать дорогу на красный свет? Огромный. Например, в разных странах организации, подобные Росздравнадзору, тоже выявляют недоброкачественные и фальсифицированные препараты. И когда вы покупаете импортное лекарство не в официальной аптеке, а где-то через интернет, то нет никакой гарантии, что вам не продали препарат, запрещенный к продаже в другой стране, например, из-за того, что в партии обнаружили брак. И вы никогда сами это не проверите. И сами на глазок не определите, качественное лекарство вам продали или нет.

Тем более что качество подделок тоже сильно выросло. Такие лекарства по составу нередко близки к оригиналу и даже могут содержать действующее вещество. Но вспомогательные вещества и чистота этого препарата отличаются от тех, которые произведены промышленным способом на легальных площадках. Именно поэтому мы проверяем качество препаратов в аптеках, медицинских организациях, у оптовиков. Есть разные системы контроля, в том числе и не разрушающие препарат. У нас есть мобильные лаборатории, которые приезжают на место, где отпускаются лекарственные препараты, и проверяют их качество.

Есть методы контроля по полному спектру, когда мы изымаем препарат и проводим исследование с помощью большого количества тестов. Подчас это длительные и сложные процедуры для того, чтобы четко убедиться в легальности препарата.

А что закон? Молчит?

Михаил Мурашко: В настоящее время в Госдуме в первом чтении принят закон, который меняет систему выпуска лекарств в гражданский оборот. По препаратам, которые имеют наибольшие риски, будут утверждены особые контрольные мероприятия по каждой выпускаемой серии. Для препаратов и производителей, которые успешно прошли инспекции и являются добросовестными, будет упрощена процедура выпуска в оборот. Не менее важен и законопроект по контрольной закупке, он тоже принят в первом чтении и коснется препаратов, запрещенных к продаже без рецепта. Мы надеемся, что в летнюю сессию депутаты примут его во втором и третьем чтении, и закон вступит в силу уже в этом году.

Как будут наказывать нарушителей?

Михаил Мурашко: Вплоть до приостановки деятельности и отзыва лицензии.

Я могу предположить, что люди пытаются покупать лекарства через интернет, потому что препараты там значительно дешевле, примерно на 30-50 процентов.

Михаил Мурашко: Чудес не бывает. Легальная торговля лекарственными препаратами — очень высококонкурентная отрасль. И цены на лекарства конкурентные. Если вы видите лекарство по цене много ниже рыночной, это уже повод насторожиться.

Паспорт для таблетки

Михаил Альбертович, как идет подготовка к введению маркировки на лекарства?

Михаил Мурашко: Пилотный проект по маркировке лекарственных средств начался в 2017 году. Сейчас в нем участвуют уже более семи тысяч юрлиц — производители, аптечные и медицинские учреждения во всех регионах страны и более тысячи наименований лекарственных препаратов, что эквивалентно 11,5 миллиона упаковок. Мы определили формат маркировки, отработали механизмы ее нанесения, передачи данных с производственной линии, где ее внесли в информационные системы, создали нужные компьютерные программы и мобильные приложения, которые позволят потребителям считывать с помощью смартфона код маркировки и подтверждать подлинность препарата. Вся цепочка — от производителя до конечного потребителя — отработана. В процессе реализации пилотного проекта мы выявили некоторые правонарушения, например, связанные с перепродажей «льготных лекарств».

Что это за схема?

Михаил Мурашко: Когда происходят кража препаратов, поступивших, например, в медучреждение для бесплатного лечения больных, и последующая их перепродажа. Мы вскрыли такие факты в некоторых регионах, передали данные в правоохранительные органы. Маркировка, в свою очередь, позволит профилактировать такие нарушения, а также выявлять недоброкачественные серии или партии лекарственных препаратов, выводить их из оборота.

А когда маркировка станет обязательной?

Михаил Мурашко: С 1 января 2020 года. Немаркированные препараты, выпущенные до этой даты, будут легально находиться в обороте до истечения срока годности. Однако по ряду дорогостоящих препаратов обязательная маркировка начнется раньше. В первую очередь для тех, что входят в программу «Семь нозологий» и предназначены для лечения онкологических заболеваний. Проект соответствующего постановления подготовлен Минздравом России и уже внесен на рассмотрение в правительство Российской Федерации.

Как же маркировка поможет выявлять некачественные лекарства?

Михаил Мурашко: Маркировка — это индивидуальный паспорт каждой упаковки, и в системе будет видно, кто ее произвел, на какой оптовый склад отправил, а потом в какую аптечную сеть или медицинскую организацию она поступила. Если будет выявлена какая-то партия недоброкачественных препаратов, то информация об этом, а также требование об ее изъятии из обращения тут же поступит в систему и распространится на всех участников рынка. В последующем в нее будет оперативно добавляться информация об изменениях в инструкции по применению лекарственных препаратов. Маркировка лекарств — это общемировой тренд, многие страны уже пришли к аналогичным системам маркировки или готовятся к их введению.

Российское мобильное приложение сможет прочитать иностранную маркировку лекарственных препаратов?

Михаил Мурашко: Нет. Каждая страна делает мобильное приложение только для себя — на государственном языке и понятное населению. На данном этапе приложение уникально для каждой страны.

Но российскую маркировку будут иметь все лекарственные препараты, официально продающиеся в России, вне зависимости от того, изготовлены они в нашей стране или за рубежом.

Не надо жертв!

Если верить навязчивой рекламе в СМИ, может сложиться впечатление, что нет ни одной болезни, которую нельзя вылечить чудо-аппаратами, которые через них продают.

Михаил Мурашко: Законодательство разрешает рекламу и продажу медизделий, биологически активных добавок, безрецептурных лекарственных препаратов. Но в любом случае самолечение — это неправильный ход. Даже если вы видите рекламу аппарата, который призван излечить болезнь, записанную в вашей медицинской карте, это еще не значит, что устройство вам поможет. Применять его можно только по рекомендации врача. Не проконсультировавшись с доктором, не стоит покупать себе ни таблетки, ни БАДы, ни медицинские изделия. Стоит помнить, что продажа приборов медицинского назначения запрещена вне стационарных мест. Если к вам приходят домой коробейники, предлагающие купить «чудо-аппарат», или они продают его на улице, в подземном переходе, имейте ввиду, что это мошенники и их деятельность противозаконна.

Жалоб от пациентов много?

Михаил Мурашко: К нам поступают обращения, в которых люди жалуются на то, что такие продавцы продали им некую продукцию втридорога: пришли домой, разрекламировали, человек купил, а потом оказалось, что в соседней аптеке такая же продукция стоит намного дешевле. Жалуются, что аппарат на самом деле не обладает теми чудодейственными свойствами, которые приписали ему продавцы с улицы. Более того, об этих свойствах даже в инструкции не упоминается.

А что вы можете порекомендовать людям, идущим на прием к косметологу или пластическому хирургу? Как не ошибиться с выбором специалиста и обойтись без проблем?

Михаил Мурашко: Пациентам — потребителям инъекционных косметологических услуг необходимо удостовериться в наличии у учреждения лицензии на оказание медицинских услуг по профилю «косметология». Единый реестр лицензий размещен в открытом доступе на сайте Росздравнадзора. Необходимо подчеркнуть, что выполнение косметологических услуг допустимо только по адресу, указанному в лицензии. Косметологическая инъекционная терапия в бытовых условиях, на дому или в организациях, не имеющих соответствующей лицензии, является противозаконной деятельностью.

Информацию о профессиональной подготовке врачей медицинская организация обязана размещать на своем официальном сайте в сети интернет.

Если к вам пришли домой или на улице предлагают купить «чудо-аппарат», знайте, это — мошенники, они вне закона

Медицинские изделия, в том числе имплантируемые (филлеры, мезонити и другие), а также лекарственные препараты для выполнения инъекционных косметологических процедур (ботокс, мезотерапия и другие «уколы красоты») должны быть безопасными и эффективными, что подтверждается регистрационным удостоверением. Проверить регистрацию медицинской продукции также возможно на сайте Росздравнадзора и в Государственном реестре лекарственных средств Минздрава России.

Не всегда это срабатывает! Увы, в редакцию приходит много жалоб на работу косметологов.

Михаил Мурашко: К сожалению, в последнее время участились случаи некачественного оказания услуг в косметологии и пластической хирургии. В связи с этим Росздравнадзор совместно с правоохранительными органами взял под жесткий контроль данную сферу деятельности. Мы четко идем по очищению рынка и должны сделать так, чтобы он стал абсолютно прозрачным и безопасным. Кроме того, Минздравом России при участии Росздравнадзора разработан новый порядок оказания медицинской помощи по пластической хирургии, который уже вступил в силу с 3 июля. В нем учтены все возникающие риски в связи с появлением новых материалов и методов лечения. Прописаны условия и обстоятельства для проведения тех или иных вмешательств.

Иностранные медики едут работать в Россию

В социальных сетях нередко встречается информация, что в регионах до сих пор простаивает современное медоборудование, закупленное по программе модернизации здравоохранения, потому что не хватает специалистов, которые умеют на нем работать.

Мурашко: За последние полтора-два года такие случаи стали единичными. Мы провели большую работу совместно с органами исполнительной власти, чтобы таких проблем с персоналом не было, чтобы врачи могли работать на современном оборудовании и оно полноценно использовалось. Фактически нормой наших контрольных мероприятий стали контроль нагрузки на оборудование и перераспределение единиц простаивающего оборудования между учреждениями. И медицинские организации это осознали. Мы выявляем, в том числе, проблемы, связанные с несвоевременным техническим обслуживанием медоборудования. Медицинская организация должна четко понимать, что оборудование должно быть исправно, сервисные контракты должны быть заключены с лицензированной организацией.

У вас есть еще одна функция — вы даете разрешение на работу в России иностранным врачам, медсестрам, провизорам. Растет или уменьшается число людей в белых халатах, желающих работать в России?

Мурашко: За четыре года их поток вырос почти в три раза. Если в 2013 году в Росздравнадзор было подано 3719 заявлений от иностранных граждан, то в 2017 году — уже около 10 тысяч.

Приезжают их разных стран, преимущественно, конечно, из стран ближнего зарубежья, но появился поток специалистов и из Европы. Едут медики разного профиля — терапевты, стоматологи, окулисты, кардиологи, ортопеды. Мы проверяем их документы и при соответствии их образования требованиям Российской Федерации выдаем направление для сдачи экзаменов. В случае успешного прохождения специалисты получают разрешение на работу в России. Не проходят экзамены примерно 15-20 процентов.

https://rg.ru/2018/07/30/murashko-lekarstva-v-rf-deshevle-i-kachestvo-ih-ne-huzhe-chem-za-granicej.html

Открыть публикацию на сайте РЗН/ Скачать документ

Похожие публикации