Официальные новости

Брифинг Министра экономического развития Максима Решетникова

48

Брифинг Министра экономического развития Максима Решетникова

Вопрос: Выступая с отчётом в
Государственной Думе, Михаил Мишустин озвучил одну из основных задач
Правительства – поддержка занятости и сохранение рабочих мест.

Максим
Геннадьевич, какие инструменты для этого планируется использовать?

М.Решетников: Действительно, одна из
задач, которые Председатель Правительства обозначил, это сохранение занятости,
рабочих мест. И здесь у Правительства широкий спектр инструментов, но я
бы прежде всего отметил, особенно в условиях посткризисного
восстановления, важность такого инструмента, как процедура банкротства.

Сегодня
Правительство рассмотрело проект закона, который по факту глубоко модернизирует
этот экономический институт, поскольку последняя правка этого закона была,
когда он системно принимался более 20 лет назад и, конечно, на сегодняшний
момент устарел. Всем понятна необходимость изменения этого закона. Ещё раз
отмечу, с чем это связано.

Текущая
версия закона о банкротстве воспринимается бизнесом зачастую либо как
инструмент по ликвидации бизнеса, инструкция по ликвидации бизнеса, либо как
способ затягивания процедур по возврату долгов и возможность не платить по
долгам.

Потому
что как процесс сейчас устроен? В большинстве случаев компании прибегают к
процедуре банкротства, когда активы из предприятия уже выведены. Дальше в
рамках исполнительного производства или до этого по предложению кредитора суд
назначает для ведения бизнеса арбитражного управляющего, на основе зачастую
субъективных оценок которого и принимаются те или иные решения. В результате в
98% случаев вводится конкурсное производство, по факту происходит распродажа
всего того, что осталось от предприятия. И только в 2% случаев запускаются
реабилитационные процедуры, то есть действительно процедуры, направленные на
сохранение занятости, рабочих мест, на продолжение производства. Как результат,
более половины, а если быть точным, 60% кредиторов не получают ни рубля в
рамках этой процедуры, и общая статистика говорит о том, что по 2020 году было
удовлетворено лишь 5% требований кредиторов, то есть условно с 1 рубля
только 5 копеек получили. При этом сама процедура занимает более двух лет.

Есть ещё
один пример, когда предприятия-банкроты длительное время, десятки лет, ведут
производство, не платят налоги, копят долги, при этом конкурируют на рынке с
другими предприятиями, с теми, кто честно всё это платит. И это всё
ещё и существенно искажает конкуренцию. 

Почему
так происходит?

Первое.
Это неэффективное регулирование деятельности арбитражных управляющих. С одной
стороны, у них нет заинтересованности, потому что чем дольше идёт процедура
банкротства, тем больше их доход. По сути, это стимулирует организацию той
самой заведомо убыточной деятельности, а существующая ответственность
арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций не решает эту проблему.
С другой стороны, кредиторы могут сами выбирать управляющего, и в ряде случаев,
скажем так, они заинтересованы  выбрать таких управляющих, которые не
всегда прозрачно ведут деятельность. Нарушаются интересы должника и кредиторов.
Из должника выкачиваются последние ресурсы, что тоже ведёт не к восстановлению
бизнеса, а, по сути, к его ликвидации.

Второй
момент – это затратная и непрозрачная процедура торгов. То есть как на
сегодняшний момент устроена процедура продажи активов: проходит оценка,
назначаются торги, торги по разным причинам срываются. В том числе и по
причине сговора. После этого делается оценка, соответственно, ниже первоначальной
и так далее. В результате имущество зачастую уходит по цене в 20% от рыночной.
То есть тем самым также деньги из должника выводятся.

Что
предлагается этим законопроектом.

Основной его месседж,
ещё раз подчеркну, это усилить эти функции, связанные с реабилитацией
предприятий. Чтобы процедура банкротства реально помогала сохранять рабочие
места, сохранять работу предприятий, а не стимулировала распродажу активов и
ликвидацию, как это сейчас в ряде случаев имеет место быть.

Во-первых,
сокращаем сами процедуры банкротства. Теперь их будет две. Либо
реструктуризация долгов и процедура спасения предприятия, либо ликвидация бизнеса.
Причём делаем, как я сказал, акцент именно на реабилитации бизнеса. И для этого
добавляем ряд новых возможностей. В частности, в суде будет возможность у
кредиторов и предприятия договориться о дисконте долга. Иными словами, когда
просто в рамках судебных процедур часть долга будет списана, часть долга будет
погашена. И тем самым произойдёт процедура оздоровления. Также можно будет
продлить сроки возврата задолженности. Соответственно, мы рассчитываем, что
такие возможности будут побуждать обращаться в суд и в суде уже договариваться
арбитражных управляющих и кредиторов. 

Меняем
порядок расчёта и выплаты вознаграждения арбитражного управляющего. В целом
институт арбитражных управляющих существенно модернизируется – теперь выплата
вознаграждения будет увязана с результативностью, то есть подразумевается,
что вводится балльная система оценки деятельности арбитражных управляющих.

Продолжение
следует…

Эта публикация на сайте Правительства

Похожие публикации