Официальные новости

Интервью Юрия Борисова телеканалу «Россия 24»

87

Ю.Богданов: Юрий Иванович, в Правительстве Вы отвечаете за оборонно-промышленный комплекс. Причём сегодня это не только военная продукция, но и гражданская продукция, двойного назначения.

Начнём с военной тематики. Как Вы оцениваете выполнение гособоронзаказа?

Ю.Борисов: Если оценивать в целом возможности оборонно-промышленного комплекса, то необходимо отметить, что научно-производственный потенциал наших предприятий позволяет выполнять все основные задачи, возложенные на них. В первую очередь это, как Вы правильно сказали, реализация гособоронзаказа и запланированной государственной программы вооружения.

Как Вы знаете, в этом году первый год реализации новой программы вооружения, которая утверждена Президентом до 2027 года. На расширенной коллегии Министерства обороны Министром обороны была озвучена цифра: доля современных образцов по итогам поставок текущего года в целом составила 61,5%. Это очень хороший показатель. Пожалуй, ни одна армия в мире сегодня не имеет в арсеналах современного вооружения в таком объёме.

Просто для справки напомню, что на старте прошлой государственной программы вооружений, в 2011 году уровень оснащённости был около 16%. Это и есть результат совместной работы Министерства обороны и предприятий оборонно-промышленного комплекса за семь лет.

Ю.Богданов: То есть Вы этим результатом довольны?

Ю.Борисов: Я считаю, что это очень хороший результат. Процент выполнения ежегодных мероприятий за последние три года достиг где-то рубежа 97–98% и по итогам этого года, мы думаем, будет не ниже. Это тоже очень хороший результат.

Ю.Богданов: Давайте о конкретных образцах вооружения поговорим. Буквально только что были проведены испытания ракетного комплекса «Авангард». Расскажите, как Вы оцениваете этот проект, как идёт его реализация. Будут ли соблюдены сроки поставки в войска?

Ю.Борисов: Это действительно очень знаковое событие. По сути дела, речь идёт о создании нового вида стратегических ракетных комплексов.

Как Вы знаете, сегодня на вооружении ракетные комплексы, я имею в виду «Ярс», «Тополь», «Булава», летают по баллистической траектории. По сути, после работы двигателя на активном участке дальше боевой блок летит по баллистической траектории, что позволяет информационным средствам вероятного противника обнаруживать и прогнозировать точку, в которой он будет в следующий момент времени. На этом принципе построена практически вся противоракетная оборона. Принципиальное отличие комплекса «Авангард» в том, что невозможно спрогнозировать, где он будет в следующий момент времени. То есть он может маневрировать как по курсу, так и по тангажу. Практически обнуляется противоракетная оборона. Очень тяжело этот блок обнаружить и тем более поразить.

Ю.Богданов: Я так понимаю, важна ещё и скорость?

Ю.Борисов: Он летит на гиперзвуковой скорости. Последние испытания показали, что он достиг скоростей, близких к 30 махам, около 27 махов он набрал скорость. На этих скоростях практически ни одна противоракета его не может сбить.

Ю.Богданов: Что касается реализации проекта и поставки в войска, какие у Вас оценки?

Ю.Борисов: Этот комплекс рождался достаточно тяжело. Я Вам могу открыть одну пикантную подробность: ещё четыре года назад на совещании у Верховного Главнокомандующего решался вопрос – продолжать или закрывать эту работу. Потому что, к сожалению, это очень сложная работа. Представьте, что на подобных скоростях боевой блок летит практически в плазме. Его корпус разогревается свыше 2 тыс. градусов, 2–2,5 тыс. Необходимы специальные материалы, чтобы защитить его. Так ещё им надо управлять. В этом-то вся и сложность.

И я хорошо помню, что Верховный Главнокомандующий задал прямой вопрос генеральному конструктору и получил достаточно убедительный ответ: дайте нам ещё один шанс. И этот шанс они использовали. Действительно, третье испытание подтвердило все основные заявленные характеристики, и в прошлом году мы уже с упреждением заключили серийный контракт на поставку этого комплекса и надеемся, что со следующего года первый полк встанет на вооружение.

Ю.Богданов: Вы об этом вооружении говорите с такой искренней улыбкой и такой любовью. Судя по всему, действительно большое достижение.

Ю.Борисов: В канун Нового года хочу поздравить и в первую очередь разработчиков, и Министерство обороны. Конечно, всё это легло на их плечи. Нужно было обладать просто колоссальным терпением, выдержкой для того, чтобы этот очень серьёзный комплекс родился. И думаю, что он будет определять боеспособность наших стратегических ядерных сил несколько десятилетий. Это действительно принципиально новое оружие.

Ю.Богданов: Какие бы ещё проекты и достижения Вы отметили в 2018 году?

Ю.Борисов: Уже хорошо то, что налажена ритмичная поставка в войска всех запланированных образцов. Я хотел бы отметить роль судостроительной отрасли, потому что наконец завершились испытания по комплексу «Полимент-Редут», это основной зенитный ракетный комплекс, которым оснащаются наши фрегаты и корветы. В августе были завершены испытания всех трёх зенитных ракетных систем, три ракеты – 96, 96Д и 100 были удачно испытаны в Баренцевом море, и это позволило поднять флаг на фрегате проекта 22350.

В этом году Амурский завод сдал два корвета – «Громкий» и «Совершенный» (на последнем буквально на прошлой неделе был поднят флаг). Эти корабли встанут в строй Тихоокеанского флота.

Это что касается наших судостроителей. Вообще, они поставили за 2018 год 17 боевых кораблей и один из кораблей вспомогательного флота. Это очень хороший результат.

Ю.Богданов: Впечатляет.

Ю.Борисов: Продолжились поставки в войска авиационных комплексов Су-35, Су-34. Это принципиальное новое поколение 4++, самолёты боевые. Также ритмично поставлялась армейская авиация, «Искандеры», С-400 «Триумф», два полковых комплекта, и многое другое.

Вообще, армия стала совершенно другой, не то что 10 лет назад. Собственно, это результат совместной, очень тесной работы Министерства обороны и предприятий ОПК. Традиционно ещё с советских времён российское судостроение было, скажем так, заточено на строительство военных кораблей, и доля гражданских судов была очень маленькая, около 5%. По результатам 2018 года, я думаю, доля гражданского судостроения достигнет около 20%. И здесь, конечно, огромную роль играет строительство новой верфи на Дальнем Востоке, это завод «Звезда», который как раз ориентирован на крупнотоннажное судостроение. Это в первую очередь продуктовозы, газовозы, «афрамаксы» для перевозки нефти. Конечно, строительство и вывод этой верфи серьёзно повлияет на развитие в том числе Северного морского пути для проектов «Новатэка». Сегодня этот завод уже имеет 31 заказ, в ближайшее время, по всей видимости, будут заключены ещё 4 контракта. Пакет заказов до 2030 года обеспечит ритмичную работу этого завода.

Что касается авиастроения, я должен отметить, что этот год ознаменовался получением сертификата типа на двигатель ПД-14, который будет основным двигателем на самолёте МС-21, а в дальнейшем на Ту-214 и Ил-96. В планах авиастроителей заместить все импортные приборы, и к 2022 году МС-21 будет на 97% российским.

Ю.Богданов: А что с экспортным вооружением? На фоне санкций какие результаты и какие перспективы?

Ю.Борисов: Россия занимает устойчивое второе место, мы держим около 22% мирового рынка вооружений. Это очень сложный рынок, спрос и предложение на нём постоянно меняются, тем не менее российской промышленности удалось закрепиться на этом рынке, мы имеем тесные связи, около 100 стран покупают нашу продукцию. Основные наши покупатели – это Китай, Индия, Алжир, Вьетнам. Общий пакет заказов по экспорту вооружения сегодня составляет 55 млрд долларов. То есть мы ежегодно закрываем год с результатом свыше 15 млрд долларов.

Это хороший показатель, но дело в том, что этот рынок достаточно волатильный. Нам бы удержать эти позиции на фоне падающего объёма гособоронзаказа. А это естественный процесс, потому что войска уже насыщаются современным вооружением. Конечно, предприятиям ОПК необходимо искать новые рынки, новые ниши для того, чтобы обеспечить финансовую устойчивость своих предприятий. Здесь встал вопрос о диверсификации военной продукции, военного производства.

Президент в 2016 году поставил эти задачи и обозначил следующие индикаторы для достижения ОПК: 2025 год – около 30% общего объёма должно приходиться на гражданскую продукцию, а к 2030 году – не менее 50. Это очень серьёзный вызов для предприятий ОПК.

Ю.Богданов: Как идёт эта работа и есть ли у Правительства план по выходу на эти показатели?

Ю.Борисов: Да, у Правительства есть план по выходу на эти показатели. Последние ноябрьские совещания у Верховного Главнокомандующего – один день как раз был посвящён вопросам диверсификации, где мы подробно разбирали текущее состояние, всё, что мешает, и всё, что нужно сделать для того, чтобы выйти на эти показатели.

Даны поручения. Министерство промышленности должно внести законопроект, который будет определять номенклатуру и объёмы гражданской продукции для всех госкорпораций и крупных интегрированных структур с государственным участием. По сути, предприятия получат в качестве основных требований, перед директорским корпусом будут выставлены KPI по достижению этих показателей – как для поставщиков, так и для потребителей. Мы надеемся, что подобные подходы обеспечат необходимую динамику поступления гражданской продукции.

Безусловно, реализация национальных проектов – это серьёзный стимул, катализатор для предприятий ОПК и возможность как раз поставить свою продукцию.

Мы сегодня по завершении года с моими коллегами проводим совместные совещания как раз в плане возможности реализации предприятиями ОПК поставки продукции практически по всем национальным проектам. Это цифровая экономика, здравоохранение, наука, образование, дороги. Поэтому нам небезынтересно, какая техника будет стоять при реализации этих проектов.

Ю.Богданов: О международной повестке поговорим. Вы возглавляете несколько комиссий по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству России с другими странами, среди них Сирия и Куба. Я знаю, что Вы там в уходящем году побывали с рабочими визитами.

Давайте начнём с Сирии. Как Вы оцениваете ситуацию в этой стране и какие видите перспективы сотрудничества?

Ю.Борисов: Основные военные действия там прекращены. То есть, по сути, регулярных войск со стороны ИГИЛ нет, остались отдельные бандформирования. Поэтому Сирия сегодня в переходе на мирный этап развития. И конечно, стоит вопрос восстановления экономики, в первую очередь инфраструктуры этой страны.

Действительно, очень серьёзный урон нанесён во время всех этих боевых действий. Россия сегодня переходит на следующий этап взаимодействия с Сирией – именно по восстановлению её экономики. Практически по всем направлениям: энергетика, нефтегазодобыча, транспортная инфраструктура, машиностроение. Поэтому в процессе работы были подписаны межправсоглашения, которые определяют «дорожную карту» по развитию всех этих направлений.

Ю.Богданов: Насколько велики риски при сотрудничестве с Сирией?

Ю.Борисов: Риски всегда существуют. Но наши компании, и частные компании имеют интерес, заключают сегодня контракты. Можно в качестве примера привести серьёзный контракт по добыче фосфатов вблизи города Хомса, который позволит увеличить добычу и экспорт этой продукции, что, по сути, снижает финансовые риски вложений нашего бизнеса в эту страну.

Ю.Богданов: То есть частный бизнес уже поверил в то, что можно вкладывать деньги. Что касается Кубы, какие перспективы?

Ю.Борисов: Это наш стратегический партнёр, давний партнёр. Вы знаете, что сложно складывались отношения в 1990-е, нулевые годы. Сегодня мы стараемся возвратить позиции, которые были на Кубе. И всегда задают вопрос – это взаимодействие не наложит ли какие-то дополнительные ограничения на наш бюджет? Я здесь должен отметить, что при выстраивании отношений мы относимся к этому вопросу с практической точки зрения. Все вложения, которые делаются, хорошо просчитываются, и окупаемость этих проектов учитывается при взаимодействии.

На Кубе реализуются сейчас долгосрочные и ресурсоёмкие проекты, связанные с нефтегазодобычей, с энергетикой в первую очередь,  восстановлением машиностроения. Там работают и частные компании. Очень хорошие перспективы есть у компаний ГАЗ и АвтоВАЗ, которые наладили контрактную сборку типажа своих машин. Они пользуются спросом, хорошим спросом, не только на Кубе, но и вообще в странах Латинской Америки.

Эта публикация на сайте

Похожие публикации