Официальные новости

«Должна быть понятная связь между нацпроектами и качеством жизни»

79

Национальные проекты, на которые делает ставку государство, должны улучшить жизнь людей, дать им новые рабочие места, карьерную перспективу и возможность рожать больше детей. Об этом в интервью «Известиям» заявил Секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев. По его словам, в 2019 году ОП подготовит собственные предложения по усовершенствованию нацпроектов. Кроме того, в Палате появится рабочая группа, которая займется правами людей предпенсионного возраста.

Падение рейтинга
— В сентябре 2018 года, по данным ВЦИОМ, только 40 процентов россиян положительно оценили деятельность Общественной палаты. Что могло повлиять на рейтинг ОП и как вы планируете его повысить?
— В ушедшем году упало позитивное отношение ко всем политическим и общественным институтам. Рейтинг ОП упал даже меньше, чем у других. Падение связано в первую очередь с пенсионной реформой, но не только.
ОП и региональные палаты побудили власти к обсуждению пенсионной реформы. Мы выпустили «27 вопросов к правительству». В этом документе были и предложения. Часть из них была учтена Президентом, когда он вносил поправки, например по пенсионному возрасту для женщин. Также мы предлагали увязать выход на пенсию женщин с количеством детей в семье. Пока решения нет.
Будем требовать разобраться еще и с рынком труда: что будет с потенциальными пенсионерами, которые теперь не пенсионеры, — где они будут работать и как будет соотноситься вход на рынок труда молодежи и выход из него людей пожилого возраста.
— То есть будет создана рабочая группа при Общественной палате, которая займется защитой прав людей предпенсионного возраста?
— Да, мы уже можем гордиться, что какие-то поправки удалось провести. Но в целом у людей нет ощущения, что ОП защитила их, поэтому рейтинг упал. В обществе есть напряжение. Нужны большие проекты, символические решения.
Например, для большинства россиян нацпроекты пока непонятны. Это как с Дальним Востоком: инвестировали много, фонды создали и территории опережающего развития, мост прекрасный построили на острове Русский. А жители Приморья пока не понимают, что изменилось конкретно для них. Должна быть понятная связь между реализацией нацпроектов и качеством жизни людей.
«С общественностью надо работать»
— Региональные выборы в этом году продлились до декабря. Это было проявлением протеста или запросом на управленцев нового типа?
— Гражданам все равно — новый тип или старый. Есть улучшение жизни — значит, поддерживают. Нет улучшения — не поддерживают. Там, где губернаторы проиграли выборы, это связано с положением дел в регионах и с общей атмосферой. Хотя в некотором отношении эти регионы оказались случайными.
— Рейтинги глав регионов зависят от того, как губернаторы работают с общественностью?
— В некоторых регионах, когда приезжаешь, дают два списка. В том, что длиннее, — активисты, с которыми надо работать, а в списке покороче — «неприемлемые». В первую очередь обращаем внимание на «неправильных». Да, они бывают неудобные, жестко критикуют местные власти. В регионах, где настаивают, чтобы мы не работали с этими людьми, на выборах бывают проблемы.
— О каких регионах идет речь?
— О тех, в которых действующие губернаторы проиграли выборы. И еще о двух губерниях, где главы фактически были отправлены в отставку. Они не умели работать с общественностью. Наш проект «Что не так?» включает установку больших букв на центральной улице или площади — #ЧТОНЕТАК. В одном регионе губернатор настаивал, чтобы не было этих букв, потому что в его регионе, конечно, все так. Он уже в отставке.
— С новыми губернаторами — членами ЛДПР и КПРФ — вы уже контактировали?
— Еще нет. Пусть как-нибудь себя проявят, сообразят, что с общественностью надо работать. В Хакасии молодой, энергичный, симпатичный губернатор-коммунист. Мне рассказывали, что он до сих пор не вошел в контакт ни с одной из крупных компаний, которые работают в регионе. Но управлять регионом без взаимодействия с крупнейшим бизнесом невозможно.
— Как у вас складывается диалог с федеральной властью? Она слышит вас?
— Мы просили с самого начала, чтобы заметное количество наших экспертов — членов Палаты — участвовало в подготовке национальных проектов. Исполнительная власть к этому отнеслась без энтузиазма. Это был очень тяжелый проект — составление паспортов этих нацпроектов. Возьмите экологию: предполагается потратить четыре триллиона рублей на экологические проекты, а заложено в бюджете на несколько лет пока 275 миллиардов. Остальные деньги — внебюджетные источники. Какие именно? Хочется конкретизировать.

Также принято решение, что теперь регионы распоряжением главы могут отложить мусорную реформу на несколько лет. Еще выяснилось, что чуть ли не 800 закрытых свалок будут расконсервированы. А бизнес только начал вкладывать деньги в строительство перерабатывающих заводов и оказался в невыгодном положении, потому что везти мусор на расконсервированные свалки дешевле.
Я понимаю, что местные власти недовольны и кричат: «Придется поднимать тарифы!» Многие регионы не готовы. Повышение тарифов — очень неприятная вещь для всех, тем более в бедных регионах, в сельской местности, где люди никогда не платили деньги за вывоз мусора.
Менять атмосферу
— В год, юбилейный для Конституции, многие говорят, что ее, возможно, нужно в какой-то части поменять. Как вы считаете, основной закон соответствует современным реалиям? И есть ли запрос в обществе на защиту конституционных прав?
— Такой запрос есть. Во всех конституциях написано, что граждане имеют право на труд, и во всех странах есть безработица. С этим ничего не поделаешь. У нас в элите много либертарианства. Например, в уходящем году активно обсуждали Стратегию пространственного развития, которая делает ставку на большие города. В малых городах, сельской местности плохо с работой, отток населения. «Так сложилось, — считают некоторые. — Пусть люди подстраиваются». Но у наших идейных либертарианцев все в порядке с работой, с доходами, собственность есть, у некоторых и за границей.
Так подходить к пространственному развитию по отношению к десяткам миллионов россиян безответственно. Есть ли у людей возможности, кроме того, чтобы уехать работать охранником в ближайший большой город? Во многих населенных пунктах нет возможности трудоустроиться.
Эта идейная атмосфера противоречит Конституции. В основном законе написано, что Россия — социальное государство. А некоторые начинают говорить, что социальное государство в прошлом. Я не согласен с тем, что мы должны отказываться от социального государства.
— То есть не Конституцию нужно менять?
— Надо менять атмосферу, цели, задачи. Национальные проекты должны быть в конечном счете такими, чтобы они улучшили жизнь людей, дали им новые рабочие места, карьерную перспективу, возможность рожать больше детей. ОП займется в 2019 году детализацией нацпроектов.
— Какие-то изменения будете предлагать в них?
— В том числе. Например, то, что касается благоустройства городов, пока мелковато. Новые скамеечки в сквериках — это правильно, но масштаб должен быть больше. Подумать надо над тем, каким должен быть город, не только современный, а город будущего.
Хорошие примеры — это изменение городов в связи с проведением чемпионата мира по футболу и Олимпиады в Сочи. Города стали другими.
Кроме того, будем переформатировать общественные советы министерств и ведомств, побуждать их работать на нацпроекты. Они должны быть более раскрепощенными, не просто контролировать, а предлагать решения. Должны стать комиссарскими, навязывать свое мнение.
«Хорошо, что люди шутят»
— Вы запустили проект, в котором предложили россиянам выбрать имена выдающихся соотечественников для аэропортов. Будет ли продолжение?
— Будем оформлять аэропорты. Не ОП и не за бюджетные деньги. Владельцы аэропортов будут проводить конкурсы на историческую экспозицию, оформление фасадов.
Такая мода стала складываться в России, может быть, по примеру иностранных аэропортов, но до конкурса семь аэропортов уже имели имена. Результаты конкурса показали, что интерес большой. 6,2 милиона человек приняли участие в голосовании.
— В соцсетях уже появились мемы про питерский аэропорт, который получил имя Федора Достоевского. Общий зал назвали «Униженные и оскорбленные», а бизнес-лаундж — «Бесы».
— Хорошо, что люди шутят. Это одна из целей конкурса. Но, наверное, было бы неудобно назвать посетителей ВИП-залов бесами. Это может снизить посещаемость. Но лично я шутки оценил.

Эта публикация на сайте Общественной палаты

Похожие публикации