Официальные новости

Денежно-кредитная и судебная системы в нашей стане нуждаются в срочном и радикальном реформировании

34

Участники сессии «Конкуренция стран за экономический рост. Каков план России?» Восточного экономического форума раскритиковали денежно-кредитную и судебную системы России.

Олег Дерипаска, Борис Титов|Oleg Deripaska, Boris Titov

«Сколько бы мы ни говорили о защите прав предпринимателей, о национальной юрисдикции, об институтах, которые важны для развития рынка, все-таки главное – это экономический рост, – подчеркнул модератор сессии, Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов. – К сожалению, этому у нас в стране уделяется не очень много внимания. Совсем недавно министр экономического развития выступал перед «Деловой Россией» и сказал примерно так: ну что вам еще надо? Мы вам дали такую низкую инфляцию! Такие макроэкономические показатели! Растите, инвестируйте!

А мы говорим – знаете, немножко вы нас не понимаете. Нам важно другое. Профицит бюджета – это ваша задача. А для нас важны условия. Чтобы в России было вести бизнес безопасно, а главное – выгодно».

«Так можем ли мы расти быстрее, чем ждет наше правительство, и если да, то при каких условиях?» – задался вопросом Титов.

«Конечно же, мы можем расти быстрее, чем полтора или два процента в год, – отозвался основатель компании РУСАЛ и фонда «Вольное дело» Олег Дерипаска. – У России есть хороший потенциал в развитии низкоуглеродной энергетики и соответствующей промышленности в ближайшие 10-12 лет. Наши партнеры из Китая, которые сделали ставку на уголь, должны учитывать, каким бы ни было развитие после Парижских соглашений по климату, но уже понятно, что справедливая цена на уголь будет не в 23-30 долларов за тонну, а в пределах 80-100 долларов. У нашей страны есть потенциал, чтобы использовать конкурентное преимуществ: возобновляемая энергетика, атомная, гидроэнергетика, газовые проекты, газомоторное топливо,

Когда выбросы углеродов станут платными, то наши источники энергии станут очень привлекательными. Создадутся цепочки производства для автомобильной промышленности, энергомашиностроения, производства накопителей энергии.

Весь вопрос в стоимости капитала. Мы же понимаем, что в России нет независимой банковской системы. Есть Центробанк и его филиалы – так я называю банки с госучастием. А независимые банки почему-то решили уничтожить. В свое время, при Шувалове и Медведеве, создание мегарегулятора обосновывалось задачей ускорения экономического роста. Но если за шесть лет после создания мегарегулятора рост не ускорился, надо сделать другой шаг – разделить его функции. В конце концов, есть ФАС. Если нет смысла восстанавливать комиссию по ценным бумагам и финансовым рынкам, которая наблюдала бы за конкуренцией на банковском рынке, то может быть, можно отдать эту задачу антимонопольной службе».

«Все, чего добился наш Центробанк в качестве мегарегулятора, так это консолидировал отрасль и очень сильно поднял ключевую ставку, – уверен Олег Дерипаска. – Если во всем мире плата за передачу денег рынку составляет 1-1,25%, то у нас 6-6,5% при достаточно завышенной базовой ставке. Кредитно-денежная политика должна быть подвергнута серьезной реформе».

«Кроме того, для улучшения инвестиционного климата нужно вернуться к реформе судебной системы, – считает Дерипаска. – Меня в ней беспокоит степень профессионализма судей и тенденции по формированию судебного корпуса. Сегодня 60% судей – это бывшие помощники и судебные секретари. Из адвокатуры в судебное сообщество приходит меньше 2-3%. Возмутительная ситуация. Создалась закрытая элитарная группа, которая не оценивает адекватно то, что происходит в экономике. Да, так проще контролировать, но для экономики быстрота и качество судебных решений имеют важное значение.

Дерипаска подверг сомнению слова выступавшего на той же сессии министра юстиции России Александра Коновалова, который выразил уверенность в правильной линии развития судебной системы.

«Я не знаю ни одного предпринимателя, которого устраивает российская судебная система, – заявил глава «РУСАЛа». – Безусловно, это не беспредел 90-х. Но когда в судах общей юрисдикции количество оправдательных приговоров 2%, когда в арбитражах при разбирательствах с государством шансы на успех примерно такие же. Никакой национальной юрисдикции не будет».

Михаил Шамолин|Mikhail Shamolin

«Среди моих знакомых нет ни одного предпринимателя, который верил бы, что если следователь придет в суд с требованием тебя закрыть в СИЗО, какой-то судья не согласится со следователем и не подпишет постановление, – поддержал коллегу президент SegezhaGroup, бывший президент АФК «Система» Михаил Шамолин. – Никто из них на защиту в суде не надеется».

«Нам, предпринимателям, чаще хотелось бы видеть в судейских мантиях людей, которые понимают, что такое жизнь, – заявил Олег Дерипаска. – Ну что это такое – он побыл секретарем в суде, пописал приговоры (а мы знаем, как реально это делается), и теперь он принимает решения на миллиарды рублей или устанавливает права. Это невозможно. И очень важна прозрачность решений. Например, почему квалификационная коллегия, оценивающая действия судей, находится в составе самого суда?».

«Нам нужно сейчас не о выборах в Мосгордуму заботиться, а о том, кто и как принимает решения в судах, – резюмировал Дерипаска. – Наш рост будет связан только с инвестициями, а их нужно привлечь. У нас нет возможности расти за счет потребительского спроса, потому что он все равно удовлетворяется за счет импорта».

Андрей Клепач|Andrey Klepach

«Все громче слышны голоса о том, что даже трехпроцентный рост не решит проблем, стоящих перед страной, – отметил главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. – И тут встает вопрос – а что же делается для того, чтобы достигнуть хотя бы трехпроцентного роста, запланированного Минэкономразвития на перспективу? Способна ли текущая сверхжесткая денежно-кредитная и бюджетная политика это обеспечить? Хоть ЦБ и начал снижать ключевую ставку, но она до сих пор практически вдвое превышает уровень инфляции. И это слишком дорогая цена для экономики. Без изменения политики ЦБ, даже с учетом определенных рисков для инфляции, мы ничего не получим.

Так и не завершена реформа, связанная с накопительной частью пенсий, и они не могут нормально инвестироваться в экономику. Но в любом случае нужны специальные механизмы, государственные гарантии поддержки, потому что деньги частных пенсионных фондов все равно весьма дорогие. Раньше у нас была возможность снижать стоимость денег за счет притока иностранного капитала, заимствования на мировых рынках. Хотя сейчас есть окно возможностей в Китае, все равно это маленький ручеек по сравнению с тем, что у нас было до санкций.

Но прежде чем говорить о привлечении зарубежных денег, нужно с толком распорядиться тем, что у нас есть. Есть ФНБ, есть средства, которые изъяты из экономики через платежи нефтегазового комплекса, но перечисляются в бюджет с лагом в год. Так вот, в совокупности эти деньги составляют уже 9% ВВП.  Это избыточные государственные сбережения. Если государство не инвестирует, трудно ждать этого от частного бизнеса.

Любую сферу, какую ни возьми, есть ниши и запросы, которые должен финансировать не бизнес, а государство. Дороги для вывоза леса, погранпереходы, транспортная инфраструктура… Сейчас благодаря нацпроекту определенные подвижки есть, но делается это очень долго, мы семь и даже десять раз отмеряем и неизвестно когда отрежем. Реальные перспективы реализации проектов уходят за 2024 год.

Общий объем недофинансирования различных задач можно оценить в 1,5%-2% ВВП. Это то, что мы можем не сберегать, а мы именно такие суммы избыточно и сберегаем».

 

 

Сообщение Денежно-кредитная и судебная системы в нашей стане нуждаются в срочном и радикальном реформировании появились сначала на Бизнес-Омбудсмен.

Эта публикация на сайте бизнес-омбудсмена

Похожие публикации