Официальные новости

Встреча с представителями общественности Камчатского края

174

Из стенограммы:

М.Мишустин:
Добрый день, дорогие друзья!

Рад видеть сегодня представителей бизнеса – тех, чьими руками в том числе создаётся та самая добавленная стоимость Камчатки, которая позволяет создавать новые рабочие
места, привлекать людей, в первую очередь молодёжь. Все вы люди молодые. И конечно, очень важно, чтобы вопросы, связанные с привлекательностью жизни здесь, были во главе угла для всех, в том числе и для чиновников. Для бизнесменов, для людей, которые сюда приезжают, всё должно быть комфортно. Речь идёт об инфраструктуре, социальном обеспечении, о больницах, о возможности продолжить здесь своё образование, получить его качественно.

Мы посмотрели данные: в 1970-х годах здесь проживало более 400 тысяч человек, и молодёжи было примерно 30%. Сейчас молодёжи (от 15 до 30 лет) около 60 тысяч насчитывается, и это на 10% меньше, чем в советское время. И глубинная причина того, что не так много людей сюда приезжает, конечно, не только в льготах, в деньгах, а именно в качестве жизни. Мы это точно понимаем с вами вместе. Надо очень серьёзно подумать над тем, что бы мы все совместными усилиями могли сделать для того, чтобы люди сюда приезжали. Тем более что на Дальнем Востоке и конкретно на Камчатке, просто уникальная, потрясающая природа. И та романтика, которая в своё время была у людей, приезжавших сюда, – наших дедушек, бабушек, отцов, которые построили этот замечательный край, – она должна, наверное, вернуться в сердца наших детей и в сердца молодёжи, которую мы ждём на Камчатке. Поэтому я бы хотел услышать абсолютно конкретные вопросы, связанные, наверняка, с какими-то проблемами в бизнесе, льготами, и вообще обсудить ключевые задачи, вопросы – каким образом сделать Камчатку более интересной для жизни людей.

И хотел бы Владимира Викторовича (обращаясь к В.Солодову) попросить несколько слов сказать. Пожалуйста.

В.Солодов: Уважаемый Михаил Владимирович! Сегодня здесь собрались очень разные люди – предприниматели, общественные организации, активисты, но всех их объединяет одно – неравнодушное отношение к Камчатскому краю, к нашей земле и желание, как Вы совершенно точно отметили, сделать жизнь здесь более качественной, более привлекательной, построить на Камчатке тот регион, в котором хочется жить и работать.

Очень яркий пример такой позиции представляет наш первый выступающий – Виктор Петрович Сиротин, который возглавляет компанию «Витязь-Аэро». Это крупнейшая в России частная вертолётная компания, а для Камчатки вертолёты – это жизненная необходимость. Они осуществляют и санитарные вылеты, и тушение пожаров, и доставку наших жителей в самые отдалённые сёла. Хочу отметить, что это один из первых резидентов территории опережающего развития, который большие средства и усилия вкладывает в развитие в том числе инфраструктуры и делает нашу природу более доступной.

Виктор Петрович, пожалуйста.

В.Сиротин (генеральный директор ООО «Витязь-Аэро»):Добрый день, Михаил Владимирович! Добрый день, коллеги!

Правильно Владимир Викторович сказал: Камчатка – это полуостров, но на самом деле это остров, куда можно попасть только на самолёте. Но и внутри Камчатки, по её территории, можно добраться только авиацией, потому что круглогодичного наземного транспортного сообщения здесь практически нет. И авиация очень важна для каждого человека, живущего на Камчатке, и приезжающего сюда гостя, потому что во все красивые места, особо охраняемые природные территории можно добраться только с её помощью.

Авиакомпания осуществляет полностью весь спектр авиационных услуг – и субсидированные перевозки пассажиров, и обслуживание туристических групп, и спасательные работы вместе с МЧС в Охотском море и акватории Тихого океана, и медицина катастроф. Но возникла такая необходимость. Коэффициент мобильности населения, перевозки – один из самых высоких по Дальнему Востоку – 0,24. Нас обгоняет, по-моему, только Якутия с 0,29. Но все эксплуатируемые воздушные суда на Камчатке уже подходят к предельному сроку эксплуатации. И одно из решений, возможно, – это помощь авиакомпаниям в обновлении парка воздушных судов. Такая возможность есть по постановлению Правительства №1212 от 13 декабря 2011 года, где предоставляется субсидия по лизинговым платежам на приобретение воздушных судов. Но в данном постановлении указаны только самолёты, вертолётов там нет. А здесь без вертолётов никуда. Надо включить в это постановление также вертолёты, чтобы была возможность нерегулярной перевозки пассажиров в районах Крайнего Севера, в труднодоступных районах. Потому что регулярность на Камчатке зависит только от погодных условий и возможности приёма аэропортов, которые находятся в отдалённых посёлках края. Регулярность перевозок здесь, можно сказать, условная. То есть если есть погода, то однозначно вертолёт летит, самолёт летит – здесь вопросов никаких не возникает. И при обновлении воздушного парка нужно разработать программу трейд-ин, чтобы сдать старый воздушный флот, чтобы он не появился на вторичном рынке и нигде не снижал стоимость с нулевой стоимостью своей эксплуатации, а новые вертолёты и воздушные суда летали по Камчатке и перевозили туристов, пассажиров.

М.Мишустин: Виктор Петрович, трейд-ин – это когда вы использованный здесь вертолёт сдаёте кому-то, правильно, и получаете новый?

В.Сиротин: «Вертолётам России» мы сдаём и получаем новый, а «Вертолёты России», мы надеемся, его уничтожат.

М.Мишустин: Понятно. Но это не трейд-ин, а просто сдача для утиля.

Первое: абсолютно очевидно, что нужно относиться особенно к Камчатке с точки зрения возможностей регулярных рейсов. Очевидно, что они здесь просто не могут быть регулярными. И в этом варианте постановления Правительства мы посмотрим, что можем сделать. Я соответствующее поручению по возвращении дам и Правительству, и коллегам из Министерства транспорта.

Что касается трейд-ин, мы смотрели: срок службы вертолётов достаточно большой – под 40 лет, поэтому его нужно модернизировать. В первую очередь нас интересует безопасность полётов – это самое важное. И здесь такого, как с автомобилями, не получится, конечно. Но идея Ваша понятна. Мы обязательно посмотрим – попрошу Министра финансов Антона Германовича Силуанова, – что можем сделать по субсидированию, для того чтобы услуги малой авиации были доступны здесь, для жителей Камчатки и, конечно, когда погода позволяет, все могли бы работать и отдыхать, отправляться в туристические поездки. Соответствующее поручение нашим ведомствам по приезде я дам, и в протокол внесём проработку этого вопроса. По результатам в течение двух недель Вам сообщим о решении.

В.Сиротин: Спасибо большое.

Б.Лаврентьев (заместитель директора ООО «МС-бункер» (резидент ТОР)): Добрый день, уважаемые коллеги, добрый день, Михаил Владимирович!

Маленькая преамбула. Мы компания с камчатской пропиской. Мы судоходная компания. И строго говоря, мы могли бы реализовать свой проект иным образом. Мы могли бы переоборудовать танкер под эти нужды, и это в какой-то мере обезопасило бы нас с точки зрения инвестиций: танкер можно всегда продать, перегнать в другой регион. Но мы этого не делаем – мы инвестируем без малого миллиард в инфраструктуру Камчатки. Мы строим очень современный, автоматизированный, экологически чистый комплекс хранения нефтепродуктов. Он находится прямо на берегу нашей Авачинской бухты. Для нас очень важно, чтобы эти инвестиции оставались здесь, то есть это наш осознанный выбор.

А теперь – тот практический опыт, который мы получили с реализацией этого проекта. Как сказал Владимир Викторович, мы резиденты ТОР, но мы одновременно и компания, которая работает на Камчатке. И так как мы судоходная компания, мы столкнулись ещё до того, как вступили в ТОР, а в ТОР мы вступили в 2015 году, практически в том же году, когда был открыт режим ТОР, – а до этого мы имели проблемы очень высокой текучести кадров, прежде всего среди экипажей судов. И сделать здесь было практически ничего невозможно, потому что очень жёсткая конкуренция – как между судоходными компаниями, так и с береговыми предприятиями, потому что люди оторваны от семьи, это тяжёлые условия труда, и можно только двукратным уровнем зарплаты людей вовлекать в это дело.

В то же время, как только мы вступили в режим ТОР, вот эту льготу по отчислениям с ФОТ мы практически до копеечки всю инвестировали, сэкономленные средства инвестировали в зарплату людей. То есть мы подняли зарплату судоэкипажам. Если до вступления в ТОР у нас была текучесть кадров более 20%, то есть каждый четвёртый человек уходил после рейса, то сейчас мы эту проблему ликвидировали. Но мы понимаем, что режим льгот срочный, он длится 10 лет. Пять лет у нас уже прошло, что будет через пять лет для нас, мы пока не знаем. По сути, та система стимулирования трудовых ресурсов, которая существовала в Советском Союзе, уже во многом нивелирована, просто потому, что сегодня именно рынок регулирует движение трудовых ресурсов. И в реальном секторе экономики во внебюджетной сфере, конечно же, эта нагрузка легла на бизнес. Бизнесу в этом смысле надо помогать, потому что мы конкурируем за трудовые ресурсы с более благополучными климатически и географически регионами. Ни для кого не секрет, что и отдохнуть камчедалам сложнее, и условия здесь посложнее.

Суть нашего предложения. Мы просим рассмотреть вопрос о том, чтобы льготу по отчислениям с ФОТ распространить на бессрочный период, и было бы ещё правильнее, на наш взгляд, сделать это для всего реального сектора экономики, не только для инвестпроектов в режиме ТОР. Это создало бы в долгосрочной перспективе в какой-то мере модель, которая бы заместила эту, уже сейчас неэффективную, прежнюю систему – во внебюджетной сфере, разумеется. И действительно, на весь XXI век создала условия для того, чтобы граждане страны более заинтересованно смотрели в сторону востока, в сторону отдалённых регионов.

Вот суть предложения. И чуть попозже будет второе техническое предложение, по другому вопросу.

М.Мишустин: Хорошо. То есть речь идёт о том, чтобы сделать бессрочной льготу, связанную с исчислением страховых взносов территорий опережающего развития, правильно? И в принципе закрыть вопрос.

Первое. Собственно говоря, для этого льгота и принималась. Для того чтобы снизить налоговую нагрузку и чтобы компании, такие как ваша, могли работать более активно и в том числе повысить заработную плату работникам. А какой у вас, кстати, процент плавсостава из всех сотрудников?

Б.Лаврентьев: У нас 461 человек в компании, из них плавсостав – порядка 300.

М.Мишустин: Ого!

Я абсолютно уверен, что мы должны прежде всего дождаться срока, на который принимали льготу. Ведь были соответствующие обещания, обязательства, под которые эти льготы предоставлялись. Сразу же могу спросить: собственно говоря, если мы не будем наполнять тот или иной фонд – Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования – соответствующими средствами, то каким образом мы возьмём средства на больницы, на другие услуги? То есть здесь всё взаимосвязано. Получается, что мы сразу сейчас у Минфина должны навечно, собственно говоря, забирать средства, которые создаются трудом других людей. Вы извините, но это уже вопрос социальной справедливости, но мне кажется, что мы обязаны в этом смысле смотреть на результат. Когда планировали ТОР, именно так и предполагали. Но когда придёт время, в 2025 году, мы посмотрим, что получится, и будем принимать решение, скорее всего, о продлении этих льгот. И в этом смысле мне кажется тоже очень важным, чтобы мы, принимая такие решения, понимали, что то, что вы платите, никуда не уходит, оно именно здесь остаётся для оказания,  в том числе, современных медицинских услуг.

В частности, вчера мы посещали больницу, видели, в каком всё состоянии находится. И видим, как губернатор старается, он в буквальном смысле слова бьётся за то, чтобы здесь создать современную инфраструктуру. Это непростая история. И мы приняли все системные решения, для того чтобы построить больницу и оказывать услуги. Но если вы посчитаете объём льгот (я просто его знаю), который здесь, то не хватит и 20% на хорошую, современную больницу. В этом смысле нам нужно взвешивать, балансировать между теми огромными инвестициями, которые необходимы сюда, и возможностями, которыми в принципе, когда бизнес будет полноценно работать, можно будет воспользоваться, создавая добавленную стоимость. К чему я говорю? К тому, чтобы экономически обоснованно к этому подходить. Я не отказываю, я не говорю «нет». Я считаю, что мы дождёмся 2025 года и тогда, уверен, сможем поговорить о продлении этих льгот.

Но ещё хотел бы обратиться к коллегам, к бизнесу. Всё-таки бизнесмен – удачливый человек, человек, которому много дано: который может создать рабочие места, добавленную стоимость. И в этом смысле мы ждём от вас – я надеюсь, что Владимир Викторович меня поддержит, – больше ответственности для того, чтобы, когда вы зарабатываете, создавали вокруг себя именно такие условия. Потому что ниоткуда не возьмутся ни хорошие больницы, ни университеты, ни красивые улицы. Мы вчера говорили о территориальном планировании, и я всецело поддерживаю то, что Вы сказали: разумность и баланс, в том числе налоговой нагрузки, для таких компаний, как Ваша, но постепенно. То есть мы пообещали, посмотрели на обязательства: выполним, всё сделаем – наверняка продлим. Я уверен, что этот режим будет комфортным и привлекательным для компаний, которые работают на Камчатке в том числе.

Б.Лаврентьев: И ещё насчёт добавленной стоимости. Этот проект, которого, наверное, не было, если бы не режим ТОР, генерирует НДС в размере, сопоставимом с выпадающими доходами по отчислению с ФОТ.

М.Мишустин: Сколько?

Б.Лаврентьев: Более полумиллиарда рублей от нашего проекта.

М.Мишустин: Больница знаете, сколько стоит, Борис Леонидович? 13,9 млрд.

Б.Лаврентьев: Безусловно. Я к тому, что всё-таки есть определённый эффект синергии. Да, мы где-то, может, недодадим, условно говоря, отчисления с ФОТ, но мы дадим налоги в других сферах. Общий объём налоговых отчислений у нас по проекту – миллиард.

М.Мишустин: Это здорово. Я ещё раз повторю, что я поддерживаю. Это ни в коем случае не полемика, связанная с отрицательным каким-то решением, – нет. Но всему своё время. Если это у нас до 2025 года, зачем нам принимать сегодня решение заранее? Когда мы получим и проанализируем детальную информацию с точки зрения всех аспектов, что мы делаем для края, уверен, будем принимать решение положительное.

Б.Лаврентьев: И позвольте второй технический вопрос. Реализация инвестпроектов требует очень часто изменения генеральных планов муниципальных образований в силу того, что у резидентов разрешённые виды использования земли не совпадают с генеральными планами. Мы столкнулись с тем, что эти изменения, согласования происходят очень долго. Например, генплан Петропавловск-Камчатского городского округа согласовывался более года, а Елизовского муниципального образования длится более полутора лет и ещё не закончен. Предложение технического характера. Внести в градостроительный кодекс и приказ №460 от 21.07. об утверждении порядка согласования проектов документов терпланирования в части сокращения сроков согласования, сокращения количества рассматривающих отраслевых органов хотя бы в отношении земельных участков, предоставляемых резидентам ТОР и СПВ.

М.Мишустин: Понимаю, о чём Вы говорите. Всегда поддерживал и поддерживаю оптимизацию процессов согласований. То, что касается территориального планирования, конечно, по категориям земель и видам разрешённого использования, о чём Вы говорите, нужно принимать системные решения на градсовете, и, когда такие решения уже приняли, максимально содействовать быстрому процессу. Сейчас очень много что было сделано Правительством для сокращения в том числе процедур, связанных с подготовкой земли и подготовкой строительства. Во многом мы уже изменили законодательство, приняли целый ряд изменений в законах, которые позволяют нам сократить время строительства на год. И ещё сейчас предстоит целый ряд изменений. Мы обязательно рассмотрим Вашу формулировку. Просьба в протокол сегодняшней встречи внести это предложение, и мы Вам ответим. Этим будет заниматься Хуснуллин Марат Шакирзянович, вице-премьер.

Б.Лаврентьев: Благодарю.

В.Солодов: Большое спасибо Михаил Владимирович, я хочу, пользуясь случаем, подчеркнуть ту большую работу, которая по упрощению этих процедур проводится Министерством по развитию Дальнего Востока. С Александром Александровичем Козловым мы вместе всё время работаем над тем, чтобы процедуры становились более быстрыми.

А.Козлов: Спасибо, уважаемый Михаил Владимирович. Доброе утро всем! Михаил Владимирович сказал о том, что приняты решения. У нас буквально 31 июля закон вступил в действие, и там сокращается часть процедур. Вы сказали о том, что по Елизово в плане публичные слушания. Не было вообще регламента, как это делается, то есть это могло годами длиться. Сейчас чётко прописано в законодательстве – два месяца. В течение двух месяцев должны эти публичные слушания пройти.

М.Мишустин: Вы имели в виду ТОР?

А.Козлов: Михаил Владимирович, часть наших земельных участков – это составляющая как раз муниципалитета. И мы как раз в этот срок сейчас попадаем, он на нас распространяется. Раньше на нас этого действия не было. Мы изучили полностью законодательство. Сроки – раньше мэр 30 дней должен был отвечать, сейчас 15 дней. То есть с трёх месяцев до двух. То есть сейчас в принципе в течение двух месяцев, и так совокупно все процедуры, сроки все сокращаются. Очень удобно, и мы считаем, что в рамках ТОР отдельно не надо никаких решений. Мы коллег обо всём этом проинформируем, прямо здесь, не уезжая с территории, я обещаю, что сегодня я отработаю эту историю.

М.Мишустин: Хорошо. Но в любом варианте нужно ещё, чтобы Борису Леонидовичу прислали проекты изменений в законодательство, которые мы сейчас рассматривали на Правительстве. Там всё серьёзно, там очень много, там около десятков законов, которые так или иначе будут поправляться с точки зрения ускорения процессов строительства, ускорения соответствующих процессов изъятий, и много-много чего – от особо охраняемых территорий до, как я уже сказал, изменений вида разрешенного использования категорий земель под разные варианты стройки.

В.Солодов: Спасибо большое, Михаил Владимирович. Камчатка привлекает людей и молодёжь, как Вы говорите, не только экономическими или материальными условиями, но и возможностями самореализации, совершенно уникальными в мире. И я в связи с этим хочу предоставить слово Сергею Борисовичу Самойленко, основателю частного музея «Вулканариум», одному из самых активных популяризаторов Камчатки, её вулканов и ценностей.

С.Самойленко (учредитель ООО «Сиасам» (проект «Образовательно-научный центр»)): Спасибо, Владимир Викторович. Михаил Владимирович, я рад Вас приветствовать на своей родной земле. С удовольствием смотрю, какое внимание сейчас оказывает Федерация нашему полуострову и Дальнему Востоку в целом. Вы правильно сказали про молодёжь, про то, что её здесь не хватает. Но молодёжь – по-своему капризный народ: ей очень интересно решать сложные задачи, ей не очень интересно просто приезжать и жить. Об этом обычно думают уже люди в другом возрасте. А мотивация приехать на Дальний Восток может привлечь сюда тех ребят, которым есть что сказать на уровне не только Камчатки. И мы видим таких людей на Камчатке, но их немного. И в конце концов понятно становится, что основная проблема, которую может решить молодёжь сейчас, это проблема не только Камчатки, но и страны, и даже всего мира. Это очень серьёзная, сложная и противоречивая проблема – нужно каким-то образом совместить удивительную природу Камчатки, которая является нашим основным достоянием, которая, с одной стороны, не тронута человеком, очень хрупкая, то есть это такая вещь, которую нужно хранить. С другой стороны, мы хотим развить туристическую инфраструктуру, чтобы появился комфорт у жителей, у гостей. То есть надо сделать так, чтобы на Камчатку могли приезжать миллионы людей, при этом ощущая себя в гостях у природы.

С третьей стороны, мы все, на всей планете сейчас становимся свидетелями того, что наша Земля начинает нам задавать вопросы. Например, климатические изменения, вопросы ресурсов. И изучение Земли – это абсолютно необходимая вещь, которая с каждым десятилетием становится всё более и более насущной.

В этой связи у нас уже есть что предложить. Камчатка может стать полигоном для отработки природосообразных технологий, для отработки того, что называется «регенеративная экономика». У нас уже есть понимание того, какие это могут быть направления, и мы предлагаем создать на Камчатке центр, образовательно-научный центр, который не является НИИ или университетом, а образует такой горизонтальный срез по самым интересным новым технологиям, по тому, каким образом можно сохранить и развить… Каким образом можно сохранить, например, стадо лососей и при этом получить постоянно действующие пищевые предприятия и не потерять золото, не потерять возможности показывать красивую природу. Это сложная задача, ответов на которую ни у кого в мире ещё нет. И Камчатка – это место, где мы можем экспериментировать, но только очень внимательно и очень аккуратно.

В качестве основы для нашего центра у нас есть три направления. Это разумное природопользование и природоохрана, второе – индустрия гостеприимства (не туризм, а больше – индустрия гостеприимства, что означает и качество подачи материала, и качество обслуживания, и качество инфраструктуры). И наконец, фундаментальное – наука о Земле.

Я вулканолог и посвятил 20 лет жизни изучению нашей планеты через вулканы. И я понимаю, что этот объект – наша Земля – это то, что нам предстоит изучать на протяжении всей истории человечества. И Камчатка – это одно из очень немногих мест планеты, которое позволяет это делать так, что мы узнаём о нашей Земле самое важное: как нам тут жить.

Для Камчатки такой центр позволит решить целых четыре задачи. Это привлечение новых специалистов, причём не только для того, чтобы они здесь постоянно жили, а чтобы они смогли унести с собой в сердце Камчатку и понимание того, что здесь можно сделать и что потом можно сделать в других регионах, очень важных для природы. Второе – разработка и применение, апробация новейших природосообразных технологий: это и энергонезависимость отдельного региона, и вопросы использования возобновляемых ресурсов. Наконец, для молодёжи это действительно очень интересная, сложная задача, которую мы уже этой осенью начнём вместе с ними решать. Уже сейчас от РАНХиГС к нам приезжает делегация, которой мы будем показывать, что здесь можно сделать силами человека, его энтузиазмом. И это пока только выпускники, это студенты. Мы готовы заразить их нашим примером. И это общее развитие туристической отрасли. А для страны это апробация новых практик, которые пригодятся и на Байкале, и на Алтае, и в Карелии. Это привлечение мировых специалистов для решения общих для нас всех проблем – проблем жизни на нашей планете.

А ещё очень важно усиление имиджа нашей страны как страны, обладающей уникальными для всего мира по своему объёму природными богатствами, но при этом разумно, грамотно…

М.Мишустин: Сергей Борисович. Вы так интересно рассказываете! Когда человек – профессионал, можно заслушиваться, но некоторые слова вызывают у меня вопросы. Например, когда Вы сказали о стаде лососёвых, я хотел спросить: правильно говорить «стадо» либо «косяк»?

С.Самойленко: Правильно говорить «популяция». Она состоит из отдельных стад, а они уже, соответственно, делятся на прочие.

И в качестве предложения: мы просим Правительство Российской Федерации оказать содействие в создании такого центра. Нам нужно, кроме финансовой поддержки, привлечение внимания к проекту. Через Агентство стратегических инициатив мы уже эту идею заронили. Но хочется сделать так, чтобы это была не разовая история. Наш музей частный, мы его придумали сами. Но теперь уже хочется сделать что-то совместными усилиями. Поэтому мы предлагаем в состав попечительского совета этого центра войти представителям, возможно, федерального Правительства. А с региональными властями у нас взаимопонимание есть: мы понимаем, каким образом мы можем уже в этом году или в следующем начать реализацию этого проекта.

М.Мишустин: Да, интересно. То есть, речь идёт больше, чем о музее?

С.Самойленко: Музей – это то, что мы уже сделали, уже можем показать,. А этот центр – это  своего рода кампус, это некая территория, на которой всякий приехавший туда гость, участник отдельной смены может увидеть в действии, как работает тёплая вода, как работает теплообменник, как работает солнечный коллектор, как мы можем это уже применить. Такая своеобразная витрина или стенд.

Но самое главное, внутри этого центра мы сможем «проворачивать» тысячи людей, которые приезжают к нам, заражаются нашими идеями на форсайт-сессиях, на конференциях, форумах, применяют свои идеи на практике, после чего они уедут обратно в страну, для того чтобы это начало жить уже самостоятельной жизнью.

М.Мишустин: Сергей Борисович, идея завораживает. Во-первых, я вижу, как не терпится Владимиру Викторовичу сказать, что он уже земельный участок нашёл, который предоставит этому центру. Идея, повторю, классная, потому что именно что-то неформальное, не связанное с какой-то формализацией, было бы здорово. Я сам бы охотно его посетил. Посмотреть новые формы, в том числе и энергетики развития. Поэтому добро. Чупшева Светлана (генеральный директор АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов»), точно знаю, поддерживает этот проект, и АСИ будет продолжать этим заниматься. И в попечительский совет – то, что вы попросили, – тоже нужно, чтобы Владимир Владимирович Якушев (Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства) вошёл, это раз. И плюс ещё наши коллеги, поговорим уже конкретно кто, от Министерства образования и науки, возможно, от Минприроды, от Ростуризма – мы попросим предложений наших коллег в ваш попечительский совет. Владимир Викторович, порадуйте помещением…

В.Солодов: Михаил Владимирович, спасибо. Дело даже не в том земельном участке (у нас действительно есть зона на Паратунке, которая находится в заброшенном состоянии многие годы), на котором мы будем рады такие формы развивать. Это просто только часть, потому что для меня на самом деле является приоритетом как раз создание таких точек притяжения, магнитов для детей, для молодёжи. И уверен, что и с лагерем «Сириус», мы уже проговаривали, тематические смены по вулканологии могут быть. Это будет не просто земельный участок с палаточным лагерем или кампусом, который мы сделаем, а это будет такая звучащая на всю страну точка притяжения, в которой люди будут узнавать, что Камчатка – не только место, где можно посмотреть медведей или поймать рыбу, но и изменить своё сознание.

<…>

Эта публикация на сайте Правительства

Похожие публикации