Официальные новости
FL.ru – фриланс сайт удаленной работы. Поиск удаленной работы, фрилансеры.

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Руденко международному информационному агентству «Россия сегодня», 11 февраля 2020 года

33

 

Вопрос: Есть ли вероятность того, что новый «нормандский» саммит состоится в апреле? Обсуждается ли в этом формате возможность введения ООН в Донбасс? Или от нее отказались окончательно?

Ответ: Действительно, на встрече в декабре в Париже лидеры «нормандской четверки» договорились, что очередной саммит должен состояться в апреле в Берлине.

Однако кроме этой договоренности были и другие. Киев, Донецк и Луганск должны развести силы на трех новых участках линии соприкосновения, открыть новые пункты пропуска, продвинуться в разминировании, провести обмен удерживаемых лиц, закрепить в украинском законодательстве «формулу Штайнмайера», согласовать все правовые аспекты особого статуса Донбасса, чтобы обеспечить его действие на постоянной основе.

Пока из этого списка состоялся только обмен удерживаемых лиц. Остальное не выполнено. Поведение украинцев в Контактной группе и звучащие из Киева заявления вызывают сомнение в том, что до апреля это удастся осуществить.

Без реального прогресса в выполнении «Парижского пакета», в первую очередь его политических аспектов, говорить о точных сроках проведения нового саммита «нормандского формата» пока не приходится.

Что касается идеи присутствия ООН в Донбассе, то этот вопрос сейчас в «нормандской» повестке дня не значится. В 2017 году Россия внесла в СБ ООН проект резолюции о развертывании миссии ООН по охране СММ ОБСЕ. Никакой официальной реакции на него до сих пор не поступало. Вместо этого ряд западных партнеров продвигают концепции некой «операции по принуждению к миру». Ее цель ‑ силовое возвращение Донбасса в состав Украины без предоставления ему особого статуса, что противоречит минскому «Комплексу мер». Донецк и Луганск такой подход не устраивает.

Вопрос: Возможна ли встреча глав МИД России и Украины на Мюнхенской конференции по безопасности? Может ли на ней состояться министерская встреча «нормандского формата»?

Ответ: Насколько нам известно, 14-16 февраля главы МИД всех четырех стран «нормандского формата» будут находиться в Мюнхене на ежегодной конференции по безопасности. На ее «полях» всегда проходит много встреч. Официальных предложений по поводу «нормандской четвёрки» пока не получали.

Вопрос: Когда будут согласованы все оставшиеся «дорожные карты» с Белоруссией? Что является основной преградой, тормозящей процесс? Обсуждается ли с Минском переход на общую валюту или это нецелесообразно?

Ответ: В прошлом году была проделана очень большая работа по согласованию Программы действий России и Белоруссии и отраслевых «дорожных карт», нацеленных на реализацию Договора о Союзном государстве. Всего таких «карт» 31, большинство согласованы. Над остальными работа продолжается на уровне экспертов профильных министерств и ведомств двух стран. Целью этой работы является укрепление экономической стабильности и улучшение жизни граждан России и Беларуси, что позволило бы на системной основе исключать периодически возникающие проблемы в сотрудничестве двух стран.

Вопрос: Россия и Белоруссия к 1 января не подписали контракты на поставку российской нефти. Когда они будут подписаны? Выступает ли Москва против того, чтобы Минск закупал нефть у других стран, например, Азербайджана или Казахстана? Обсуждается ли этот вопрос с Минском?

Ответ: Вопросы поставок в Белоруссию и транзита через ее территорию российской нефти – это один из ключевых вопросов российско-белорусского сотрудничества в энергетике. Все они решаются в конструктивном, взаимоуважительном диалоге с нашими белорусскими союзниками. По деталям Вы можете обратиться в Минэнерго России и российские нефтяные компании-экспортеры нефти. Что касается намерения Белоруссии закупать нефть у других стран-поставщиков, то это ее суверенное право.

Вопрос: Готова ли Россия возобновить авиасообщение с Грузией? Когда это может произойти?

Ответ: Как известно, введенный в июле прошлого года запрет российским авиакомпаниям осуществлять воздушные перевозки граждан с территории Российской Федерации на территорию Грузии – это временно вынужденная мера, на которую Москве пришлось пойти в ответ на известную грубую антироссийскую провокацию, устроенную в Тбилиси в июне 2019 года.

Говорить о ее отмене можно будет после того, как для этого будут созданы необходимые условия. Прежде всего, речь идет о стабилизации ситуации в Грузии, прекращении русофобской кампании и исчезновении каких-либо угроз для безопасности наших граждан.

Вопрос: Президент Грузии заявила, что было бы полезным вести диалог с Россией по примеру «нормандского формата». Как прокомментируете подобное заявление? Возможно ли ведение диалога с Тбилиси по примеру «нормандского формата» или в этом нет необходимости? И когда стоит ожидать отмены виз для граждан Грузии? Обсуждается ли этот вопрос каким-то образом с грузинской стороной?

Ответ: Это далеко не первое заявление С.Зурабишвили, в котором она, комментируя существующие двусторонние и многосторонние форматы с участием России и Грузии, предлагает в дополнение к ним или на их замену нечто новое.

Свои оценки на этот счет мы уже давали. По-прежнему исходим из того, что проблематика региональной безопасности является предметом международных Женевских дискуссий по вопросам безопасности и стабильности в Закавказье. Этот переговорный формат доказал свою востребованность. Уверен, что его потенциал до конца не использован.

Существуют и другие устоявшиеся форматы, в том числе и для двустороннего общения, развитие которого мы всегда приветствуем. Имею в виду, прежде всего, регулярный диалог Г.Б.Карасин – З.Абашидзе.

В любом случае дело не в их количестве, а в наличии политической воли решать накопившиеся проблемы и искать взаимоприемлемые развязки.

Что касается вопроса отмены визового режима между нашими странами, то на сегодняшний день данная тема в двусторонней повестке дня не стоит. Готовы будем вернуться к ее обсуждению, когда удастся преодолеть негативные последствия прошлогоднего кризиса в двусторонних отношениях.

Вопрос: Как Россия относится к призывам оппозиции Грузии не допустить возможного участия Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в заседании комитета министров Совета Европы в Тбилиси в мае?

Ответ: Нас, конечно, не могут не беспокоить подобного рода провокационные высказывания, но мы в большей степени ориентируемся на официальную позицию Тбилиси. Исходим из того, что все государства-участники Совета Европы должны выполнять свои международные обязательства. Рассчитываем, что так поступят и власти Грузии.

Что касается уровня российского участия в министерском заседании КМСЕ, то решение на этот счет в Москве будет приниматься с учетом всех сопутствующих факторов.

Вопрос: В Абхазии 22 марта пройдут повторные президентские выборы. Чего Москва ожидает от их проведения и будет ли направлять своих наблюдателей?

Ответ: После принятия 13 января Народным собранием Абхазии отставки Президента Р.Хаджимбы в стране начался нормальный предвыборный процесс – выдвижение кандидатов и их регистрация в Центризбиркоме. Рассчитываем, что предстоящие выборы пройдут в рамках правового поля, и результатом станет избрание лидера, пользующегося широкой народной поддержкой.

Что касается международных наблюдателей, то, по данным абхазской стороны, на выборах августа 2019 года их было более 60. Россия была представлена, в частности, членами обеих палат Федерального Собрания. Наши парламентарии готовы вновь приехать в республику после получения приглашения от абхазских коллег.

Вопрос: Не считаете ли Вы, что последние события в Абхазии могут негативно сказаться на отношениях Москвы и Сухума и на экономическом сотрудничестве? Не изменится ли подход России к выстраиванию отношений с Абхазией после недавних событий в республике?

Ответ: Рассматриваем недавние события в Абхазии как ее внутреннее дело. Важно, что отставка Р.Хаджимбы была утверждена Народным собранием в соответствии с действующим законодательством. Негативной проекции на российско-абхазские отношения не усматриваем. Линия на их всестороннее развитие пользуется широкой поддержкой в обществе и не ставится под сомнение никем из кандидатов.

Российские подходы также остаются неизменными и базируются на принципах Договора 2014 года, согласно которому Абхазия является нашим союзником и стратегическим партнером. Двустороннее взаимодействие развивается динамично, сформирована солидная договорно-правовая база сотрудничества, составляющая более сотни документов различного уровня. Россия занимает в товарообороте Абхазии 77%, реализуя в стране масштабную инвестиционную программу содействия ее социально-экономическому развитию.

Вопрос: Какова роль России в нагорно-карабахском урегулировании?

Ответ: Россия всегда занимала активную посредническую позицию. Содействие сторонам в урегулировании этого затяжного конфликта относится к числу наших безусловных внешнеполитических приоритетов. Карабахская тема остается в центре внимания Президента России, Министра иностранных дел. Это обстоятельство придает особое значение осуществляемой посреднической деятельности, определяет повышенное внимание к ее результатам. Среди документов, подписанных при непосредственном содействии России, – Соглашение 1994 года о прекращении огня, до сих пор являющееся основой для перемирия. Важным этапом на пути посреднических усилий нашей страны стало принятие в 2008 году Московской декларации, в которой говорится о политическом урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Это первый и пока единственный документ по НКУ, под которым стоят подписи лидеров Азербайджана и Армении. Как Вы знаете, Россия сыграла решающую роль в прекращении широкомасштабных боевых действий в 2016 году, пригласив в Москву начальников генеральных штабов Азербайджана и Армении.

Осуществляем свою посредническую миссию в тесном контакте с французскими и американскими партнерами. В апреле прошлого года в Москве С.В.Лавровым была организована встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана, на которой присутствовали также сопредседатели Минской группы ОБСЕ. На ней в развитие договоренностей, достигнутых между И.Г.Алиевым и Н.В.Пашиняном в Вене в прошлом году, были выработаны конкретные предложения, направленные на создание атмосферы, благоприятствующей возобновлению переговорного процесса по существу урегулирования. Среди них – меры по дальнейшей стабилизации ситуации в зоне конфликта, по облегчению участи лиц, находящихся в заключении на территории сторон. Условлено о взаимных поездках представителей СМИ, рассмотрены некоторые узловые проблемы урегулирования. Ряд этих предложений воплощен в жизнь. Ситуация на границе и линии соприкосновения остается относительно спокойной. Действует линия связи между Ереваном и Баку. Осуществлены взаимные поездки журналистов. Возвращены находившиеся в плену Завен Карапетян и Ильвин Ибрагимов. Продолжается работа по другим заключенным. К ней подключен МККК. Считаем, что все это свидетельствует о намерении сторон предпринять конкретные шаги, направленные на подготовку населения к миру. Об этом, в частности, шла речь на недавней встрече министров иностранных дел Армении и Азербайджана в Женеве. Стороны заявляют о готовности продолжить поиск компромиссных развязок. Поддерживаем этот настрой. Основа для продолжения работы есть. Главное – это проявить политическую волю.

Вопрос: Со стороны складывается впечатление, что после подписания в 2018 году президентами пяти прикаспийских стран Конвенции о правовом статусе Каспийского моря в переговорном процессе на этом треке наступил штиль. Верно ли такое представление?

Ответ: Абсолютно неверно. Во-первых, прибрежным государствам необходимо определенное время для завершения процесса ратификации. К настоящему времени соответствующие внутригосударственные процедуры выполнены в Азербайджане, Казахстане, России и Туркменистане. Рассчитываем, что иранская сторона также вплотную займется этим вопросом после формирования нового состава Меджлиса по итогам предстоящих парламентских выборов.

Во-вторых, Конвенция – это своего рода базис, который создает благоприятные условия для расширения пятистороннего взаимодействия в самых разных сферах. Так, в минувшем году существенное развитие получило взаимодействие в области экономики: в Туркменистане на уровне глав правительств «каспийской пятерки» состоялся первый Каспийский экономический форум (второй, к слову, в будущем году планирует принять у себя Россия). Кроме того, в работе сейчас находятся девять пятисторонних соглашений о сотрудничестве в сферах безопасности, транспорта, туризма, науки. Рассчитываем, что часть из них будет готова к следующему каспийскому саммиту в Туркменистане.

Эта публикация на сайте МИД

Похожие публикации