Официальные новости
FL.ru – фриланс сайт удаленной работы. Поиск удаленной работы, фрилансеры.

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 13 декабря 2019 года

68

Сегодня Совет директоров решил снизить ключевую ставку на 25 базисных пунктов до 6,25% годовых.

Мы будем оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года.

Остановлюсь подробно на основных факторах принятого решения.

Первое. Годовая инфляция продолжает замедляться быстрее, чем мы ожидали. Мы уточнили прогноз инфляции на конец этого года до 2,9–3,2%. При этом средняя инфляция за 2019 год составит 4,5%, что отражает высокий темп роста цен в конце 2018 – первые месяцы 2019 года.

Причины значительного замедления инфляции во втором полугодии – совместное действие комплекса дезинфляционных факторов, как временных, так и более устойчивых. Среди этих факторов – увеличение предложения отдельных продовольственных товаров в связи с высоким урожаем. Также рост цен на импортные товары по-прежнему ограничивается укреплением рубля и замедлением инфляции в странах – торговых партнерах России. Наряду с этим более устойчивым фактором является сдержанный спрос – и внешний, и внутренний. Соотношение временных и постоянных факторов еще предстоит оценить.

Низкое инфляционное давление отражается в большинстве индикаторов, которые мы анализируем. Годовая базовая инфляция снижается в той же мере, что и общий индекс потребительских цен. В ноябре и тот, и другой показатель составил 3,5%. Месячный рост цен с поправкой на сезонность с июня находится на уровне около 0,2%. По продовольственным товарам этот показатель в октябре–ноябре сложился еще ниже. Если перевести эти месячные показатели в годовое (или аннуализированное) выражение, то все они складываются ниже 4%.

Впрочем, если посмотреть на основные товарные группы, в то время как годовая инфляция на продовольственном и непродовольственном рынках продолжает снижаться, годовой рост цен в сфере услуг в ноябре немного ускорился – до 3,9%. В основном это произошло за счет сегмента рыночных услуг, что может быть одним из ранних признаков возможного оживления спроса. На улучшение потребительских настроений указывают и данные опросов.

Что касается следующего года, то в I квартале мы прогнозируем инфляцию ниже 3%. Это временное понижение. Оно ожидаемо и будет связано с выходом эффекта НДС из расчета годовой инфляции. Во втором полугодии инфляция будет возвращаться к уровням вблизи 4%. Этому будет способствовать то смягчение денежно-кредитной политики, которое Банк России осуществил в этом году.  В очередной раз подчеркну: воздействие мер денежно-кредитной политики на экономику и инфляцию происходит постепенно. Накопленный эффект уже принятых решений по ключевой ставке будет проявляться в течение всего 2020 года. Поэтому может потребоваться время для оценки целесообразности дальнейшего снижения ключевой ставки.

С учетом принятых решений по ключевой ставке и прочих предпосылок нашего базового прогноза мы ожидаем инфляцию в интервале 3,5–4,0% по итогам 2020 года. В дальнейшем с учетом проводимой денежно-кредитной политики она будет находиться вблизи 4%.

Второе. Инфляционные ожидания населения снижаются, но пока остаются выше минимальных значений апреля 2018 года. При этом восприятие инфляции населением постепенно меняется. Мы видим, что инфляционные ожидания сейчас формируются на более низком уровне, чем при сопоставимой динамике цен в конце 2017 – начале 2018 года. Это во многом связано с тем, что в последние годы инфляция в среднем складывается существенно ниже, чем это было ранее. Сократился и размах колебаний инфляции. В то же время инфляционные ожидания пока по-прежнему чувствительны к изменениям цен на отдельные товары, к разовым событиям. В своей политике мы учитываем то, что для полноценного заякоривания инфляционных ожиданий требуется дополнительное время.

Ценовые ожидания предприятий снизились в первом полугодии, в последние месяцы они остаются в целом неизменными. Инфляционные ожидания аналитиков и профессиональных участников рынка на среднесрочном горизонте находятся вблизи 4%.

Третье. Денежно-кредитные условия смягчаются, и этот процесс продолжится, прежде всего под влиянием ранее принятых решений по ключевой ставке.

Доходности ОФЗ после октябрьского решения находятся на минимальных уровнях последних лет. Ставки на депозитно-кредитном рынке снижаются. Отдельно отмечу, что средняя ставка по ипотечным жилищным кредитам, выданным в октябре, снизилась до 9,4% годовых по сравнению с 10,6% в мае. При этом реальные ставки по депозитам остаются положительными с учетом прогноза инфляции, что поддерживает привлекательность сбережений.

По нашим оценкам, пока сохраняется некоторый потенциал дальнейшего снижения кредитных ставок. Мы будем оценивать, как происходит дальнейшая подстройка денежно-кредитных условий: как постепенно изменяются процентные ставки на разных сегментах рынка, как изменяются денежно-кредитные показатели, как это будет отражаться далее на экономических показателях и динамике цен. Это продолжительный, постепенный процесс. От того, как этот процесс развивается, насколько он будет соответствовать нашим прогнозам, будут зависеть и наши дальнейшие действия по денежно-кредитной политике.

Важнейший фактор, который мы рассматривали сегодня, – это ситуация в экономике. Мы ожидаем, что темпы роста ВВП в этом году сложатся ближе к верхней границе нашего прогнозного интервала 0,8–1,3%.

По итогам III квартала темпы роста экономики ускорились до 1,7%. Продолжается рост выпуска в промышленности. В октябре после длительного периода замедления увеличился годовой темп роста оборота розничной торговли. Этому способствовало ускорение роста реальных зарплат, что во многом происходит благодаря замедлению инфляции при сравнительно неизменных темпах роста номинальных зарплат.

Начиная с сентября заметно активизировалось инвестирование бюджетных средств по национальным проектам. Во втором полугодии государственные инвестиции начали оказывать поддержку экономическому росту.

В то же время устойчивость более высоких темпов экономического роста нам еще предстоит оценить. Спрос в целом остается сдержанным. Различные индикаторы инвестиционной активности и деловых настроений демонстрируют разнонаправленную динамику. В частности, в промышленности остаются низкими ожидания относительно новых заказов, особенно экспортных. Это является отражением замедления роста мировой экономики, сохраняющихся противоречий в мировой торговле, геополитических рисков. Все это – сдерживающие факторы для роста нашей экономики.

Что касается взгляда на трехлетнюю перспективу, здесь наши прогнозы с октября в целом не изменились. Мы ожидаем постепенного ускорения темпов прироста ВВП – до 1,5–2,0% в 2020 году и до 2–3% в 2022 году. Основной вклад в повышение темпов роста должна внести успешная реализация национальных проектов. Это поддержит внутренний спрос, в то время как внешние условия остаются фактором неопределенности прогноза.

Относительно цен на нефть. На прошлой неделе страны ОПЕК+ договорились о дополнительном ограничении добычина период до конца марта 2020 года. Пока мы сохраняем консервативную предпосылку по ценам на нефть в прогнозе: их снижение до 55 долларов США за баррель в 2020 году и до 50 долларов США – в 2021 году и далее. Мы будем уточнять этот взгляд исходя в том числе из дальнейшего развития договоренностей ОПЕК+ и мирового спроса на энергоносители.

Что касается платежного баланса, то с учетом фактических данных мы незначительно уточнили некоторые показатели этого года. Напомню, что на прогнозном горизонте сальдо текущего счета будет постепенно сокращаться, оставаясь устойчиво положительным, – приблизительно до 3% ВВП в 2020 году и до 1–2% ВВП в 2021 году. Это связано с динамикой цен на нефть и внешнего спроса. Сальдо финансового счета по частному сектору снизится до примерно 1% ВВП в 2020?–?2022 годах.

При принятии решений мы, как всегда, учитывали и риски. Сейчас мы много говорим о дезинфляционных факторах, они действительно пока преобладают. Но есть и проинфляционные риски на прогнозном горизонте.

Во-первых, такие риски связаны с внешними факторами – в том числе с мировой экономикой и глобальными финансовыми рынками.

Во-вторых, сложно оценить, в какой именно мере замедление инфляции на продовольственном рынке связано с временными факторами, произойдет ли и когда разворот в динамике продовольственных цен и насколько значительным может быть их компенсирующее движение с текущей низкой базы.

В-третьих, как мы отметили, кумулятивный эффект от пяти снижений ключевой ставки будет растянутым во времени и потребуется время, чтобы его оценить.

В части бюджетной политики ситуация представляется сбалансированной с точки зрения влияния на инфляцию в 2020 году, учитывая, что бюджетные расходы, включая финансирование национальных проектов, будут иметь распределенный во времени характер.

Напомню, что следующее заседание Совета директоров по ключевой ставке будет опорным, как и сегодняшнее. Это связано с изменением графика заседаний Совета директоров по ключевой ставке. На следующем заседании мы планируем подвести итоги 2019 года. У нас в распоряжении уже будут детальные данные за III квартал по ВВП, предварительные данные за весь 2019 год по платежному балансу, а также – оперативная экономическая статистика за декабрь, первые данные по инфляции за январь. На основе этой информации мы обновим среднесрочный прогноз.

И в завершение хотелось бы еще раз вернуться к сигналу о наших будущих действиях. Мы сегодня сказали, что будем оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в течение первого полугодия 2020 года. Учитывая, что в предыдущие два раза после похожего сигнала мы снижали ключевую ставку уже на следующем заседании – и в октябре, и сегодня, – предвосхищая уточняющие вопросы, отмечу. Эта формулировка означает, что мы по-прежнему видим пространство для некоторого снижения ключевой ставки, но и в феврале, и на последующих заседаниях мы в очередной раз будем всесторонне оценивать оправданность и своевременность такого шага исходя из всего комплекса новых данных, которые к тому времени получим. Наш сигнал не предполагает неизбежности снижения ставки ни в феврале, ни даже в первом полугодии. Дальнейшее снижение ставки станет возможным лишь в том случае, если наш анализ подтвердит, что это необходимо для возвращения инфляции к цели Банка России вблизи 4%.

13 декабря 2019 года

Эта публикация на сайте ЦБ

Похожие публикации