Официальные новости

Об исполнении поручений Президента и Правительства России

55

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы – в продолжение вчерашнего разговора отчасти – обсудим исполнение поручений, но не в рамках национальных проектов, в узком смысле этого слова, а в целом поручений Президента и Председателя Правительства. Поговорим о том, как обстоят дела. Желательно это делать регулярно и с участием профильных министров, глав регионов. Вчера была региональная часть, а сегодня поговорим про федеральные решения.

В таком формате мы второй раз уже собираемся. Говорили об этом в мае текущего года. Хотел отметить, что поручения, которые мы тогда обсуждали (контроль за ними), исполнены. Надеюсь, что и организационные выводы сделаны.

Тем не менее неисполненных поручений достаточно, к сожалению. По многим сроки переносятся по нескольку раз. Даже если речь идёт о подготовке крайне важных законопроектов или других необходимых решений. Оправдания обычно традиционные: сложность согласования, необходимость дополнительной проработки и другие причины.

Понятно, что расхождения в позициях могут быть, это даже нормально. Но для того, чтобы «утрясти» все эти составляющие, нужно прилагать усилия. На поиск приемлемого варианта уходит подчас очень много времени. Иными словами, всё это растягивается на годы. Так же как и подготовка подзаконных актов. Это плохо.

Сегодня рассмотрим несколько поручений, которые связаны, в частности, с безопасностью на дорогах, снижением аварийности. Этой темой мы занимаемся практически постоянно. Количество ДТП в последние годы постепенно сокращается, как и число погибших и пострадавших, что само по себе отрадный факт. Но всё равно это десятки тысяч людей. В прошлом году в общей сложности более 230 тысяч человек пострадало.

В ряде случаев ДТП происходят по вине тех, кто садится за руль, имея прямые медицинские противопоказания или ограничения. В том числе – находится на диспансерном наркологическом учёте. В результате, естественно, рискуют не только сами водители, но и другие участники дорожного движения. Единая информационная база, где бы собирались сведения о таких водителях (её нет), могла бы снизить потенциальную опасность подобного рода вождения. Подготовка законопроекта идёт с 2016 года. Надо точку ставить, определиться, надо нам это или не надо.

Проблемная тема – это улучшение работы по ликвидации лесных пожаров. Мы с вами занимались этой проблемой активно этим летом. Хотя по числу и площади их было меньше, чем в прошлом году, резонанс был больше, и в целом по стране горели миллионы гектаров леса. Особенно сложные ситуации были в Красноярском крае, Иркутской области, Бурятии, Якутии. Я и мои коллеги в регионы выезжали, смотрели, что там происходит. Есть регионы, где успешно проводятся мероприятия для охраны лесов, в некоторых есть и положительная динамика – в Кировской области, например, в Чувашии, в Татарстане, в Тульской, Кемеровской областях. Такие регионы нужно поощрять, в том числе финансово. Здесь есть набор конкретных предложений по суммам и по срокам, давайте посмотрим.

Но очевидно, что только оперативными мерами эту проблему не решить, нужны системные шаги, поэтому мы запустили федеральный проект по сохранению лесов в рамках нацпроекта «Экология». Для закупки специализированной лесопожарной техники до 2024 года планируется выделить 21 млрд рублей, даже больше. В ближайшие три года мы направим деньги на приобретение техники для патрулирования лесов. И начиная с прошлого года порядка миллиарда рублей ежегодно выделяется для того, чтобы увеличить численность государственных лесных инспекторов.

Но ряд позиций – по разграничению полномочий, по кадрам, по финансированию – всё ещё не доработан. И это недопустимо. Особенно когда речь идёт о ситуациях, где риски для жизни и здоровья сотен тысяч людей совершенно очевидны.

Ещё одна тема – работа над законопроектом, который должен обеспечить более эффективное использование водных биологических ресурсов в нашей стране.

Напомню, что сейчас для всех предприятий рыбохозяйственного комплекса действуют одинаковые ставки сбора за пользование водными биологическими ресурсами – независимо от того, производят они продукцию с высокой степенью переработки или экспортируют практически непереработанные рыбу и морепродукты. При этом сами ставки сбора не индексировались уже 10 лет. Нужно посмотреть, что там происходит. Льготы, конечно, нужно давать, но давать тем предприятиям, которые внедряют современные технологии и добиваются высокой степени переработки.

И ещё один вопрос – он уже поднимался – связан с работой столичных аэропортов, а именно с определением границ приаэродромной территории и санитарно-защитных зон. Я давал поручение разобраться, представить решения, чтобы найти оптимальный баланс между интересами людей, которые живут рядом с аэропортами, и безопасностью полётов. Пока такие решения не подготовлены. Эту работу нужно завершить, не затягивая. Хотел бы услышать, в каком она состоянии.

Есть и другие поручения. Я некоторые назвал, просто для того, чтобы было понятно, о чём сегодня пойдёт речь. Давайте обсудим ряд названных вопросов.

Сначала – по единой информационной базе, которая содержит данные о гражданах, имеющих противопоказания. Послушаем министров. Вероника Игоревна (обращаясь к В.Скворцовой), пожалуйста.

В.Скворцова: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Поручение Президента по созданию единой информационной базы, содержащей сведения о гражданах, у которых выявлены медицинские противопоказания и ограничения к управлению транспортными средствами, было получено в 2015 году. При проработке и с Министерством внутренних дел, и с Правительством Российской Федерации был согласован подход, согласно которому межведомственный обмен сведениями о выданных медицинских заключениях будет проходить в цифровом формате, посредством единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, так как выдача соответствующих заключений является видом медицинской деятельности. Это позволит исключить возможность фальсификации медицинских заключений и обеспечит онлайн-проверку происхождения выданных заключений по всей стране.

 

Мы получили поручение разработать единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения в 2016 году, и законопроект, который определяет, по сути, положение об информационных системах здравоохранения и создании единой государственной информационной системы, был разработан и внесён в срок – в декабре 2016 года в Правительство Российской Федерации, согласованный десятью ведомствами.

В I квартале 2017 года по поручению Правительства он был дополнительно согласован всеми силовыми ведомствами, и в апреле вышло поручение Президента изменить архитектонику федеральных государственных информационных систем, сделав их… Фактически в поручении было обозначено: хранить персональные данные по месту их возникновения, то есть в конкретных медицинских организациях, – что заставило доработать законопроект, и он был принят в июле 2017 года.

В этом законопроекте предусматривалось, что поставщиками информации являются медицинские и фармацевтические организации независимо от ведомственности, включая частные медицинские и фармацевтические организации. И отдельным поручением Президента главный подзаконный акт – Положение о ЕГИСЗ, в котором должна быть закреплена современная архитектура системы и определены взаимоотношения между поставщиками и пользователями сведений, заключённых в этой системе, – мы должны были сделать совместно с Администрацией Президента. Данное положение было разработано, согласовано и в 2018 году принято.

В 2018 же году была создана и сдана в эксплуатацию подсистема ЕГИСЗ – федеральный реестр электронных медицинских документов. Данная подсистема обеспечивает получение, проверку, регистрацию и хранение сведений о медицинской документации и позволяет передавать медицинские документы, которые хранятся в информационных системах медицинских организаций, в информационные системы органов исполнительной власти, внебюджетных фондов и других организаций, у которых законодательно закреплены полномочия на получение соответствующей медицинской документации в цифровом формате.

Создание реестра электронных медицинских документов позволило уже в начале 2019 года провести тестирование системы, и сейчас эта система заработала для взаимодействия Минздрава с Минтрудом в части передачи направлений на медико-социальную экспертизу и с Минкомсвязью для обеспечения сервисов для граждан на портале госуслуг.

Аналогичная система создана под МВД. Это сегмент данного реестра электронных медицинских документов, который фактически позволяет получать сведения о формировании заключения в любой медицинской организации – как частной, так и государственной. И предусмотрены два формата, которые должны быть определены МВД. Либо предоставлять возможность МВД самим изымать этот документ из соответствующей базы, либо мы готовы это делать и централизованно передавать документы. Для разных ведомств выбирается разный механизм.

В целях закрепления полномочий МВД получать сведения о медицинских заключениях в цифровом формате посредством информационной системы здравоохранения необходимо было внесение изменений в закон «О безопасности дорожного движения», для того чтобы медицинские организации получили право формировать медицинские заключения в цифровом формате. Данный законопроект МВД был разработан, согласован Минздравом и внесён в Правительство в марте 2019 года после доработки по замечаниям ГПУ. Сейчас новый проект этого документа также согласован Минздравом.

Хотелось бы также отметить, что в связи с тем, что вся эта документация формируется системно и впервые, в 2018 году был специально предоставлен год для частных организаций, чтобы они успели подготовиться к внесению всей информации в цифровом варианте в единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения. И по приказу Минздрава, утверждённому в декабре 2018 года, с 1 января 2020 года эти документы также будут поступать и от них.

По закону все государственные и муниципальные системы здравоохранения должны внедрить медицинские информационные системы типового образца до конца 2021 года, но по мере готовности они начинают досрочно направлять документы в ЕГИСЗ. И уже более 60% медорганизаций работают в этом режиме.

Д.Медведев: Вероника Игоревна, а когда эта система заработает-то?

В.Скворцова: Если сейчас будет принят этот законопроект, который подготовлен МВД при участии Минздрава, уже нами разработан подзаконный акт, двойной приказ, положение об обмене информацией, – всё заработает.

Д.Медведев: То есть подзаконная нормативная основа разработана?

В.Скворцова: Да.

Д.Медведев: Вы считаете, введение этого закона необходимо. Правильно я понимаю?

В.Скворцова: Абсолютно. Сейчас нет полномочий у МВД.

Д.Медведев: И все решения приняты, если будет принят закон. Правильно?

В.Скворцова: Да.

Д.Медведев: Ладно.

Владимир Александрович (обращаясь к В.Колокольцеву), Вы поддерживаете такую позицию?

Доклад Владимира Колокольцева на совещании об исполнении поручений Президента и Правительства России

В.Колокольцев: Поддерживаю однозначно, Дмитрий Анатольевич, но хотел бы развёрнуто прокомментировать эту проблему.

Проблема информационного взаимодействия уже на протяжении нескольких лет обсуждается на различных площадках. Вместе с тем выработать единую позицию до сих пор нам не удалось. В июне, действительно, в МВД из Минздрава поступил проект доклада Президенту о выполнении поручения в части завершения создания единой информационной базы лиц, имеющих противопоказания к управлению транспортными средствами.

В качестве механизма его реализации нашими коллегами из Минздрава предлагалось рассматривать подготовленный МВД законопроект по вопросам медицинского обеспечения безопасности дорожного движения. Должен сказать, что его разрабатывали исключительно в целях оптимизации порядка предоставления государственных услуг по линии Госавтоинспекции.

Этот проект предусматривает передачу сведений в форме электронного документа, при этом речь идёт только о выданных медицинских заключениях о допуске граждан к управлению транспортными средствами, которые предоставляются в бумажном виде, чтобы не было поддельных справок, на основании которых гражданин получает водительское удостоверение.

В настоящее время очевидно, что такой подход не исключает из процесса дорожного движения водителей, у которых медицинские противопоказания появились после получения водительского удостоверения. То есть он сегодня получил водительское удостоверение, завтра он приобщился к наркотикам, и он фактически выпадает из поля зрения.

Более того, на сегодняшний день согласно Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан» сведения о тех, кто прошёл медицинское освидетельствование, хранятся в информационной системе в обезличенном виде, о чём сейчас Вероника Игоревна (Скворцова) сказала. То есть даже после принятия нашего законопроекта мы не сможем осуществлять проверку медицинских заключений в привязке к конкретному физическому лицу.

С 2017 года подразделениями ГИБДД аннулировано свыше 77 тыс. водительских удостоверений граждан, имеющих противопоказания. Почти половина таких фактов приходится на текущий год, то есть мы только в 2019 году аннулировали 35 тыс. водительских удостоверений в силу появления информации о том, что у гражданина появились противопоказания.

Д.Медведев: А на основе чего вы это делали? Ведь реестра такого нет, но вы тем не менее аннулируете права. Что является основанием для этого?

В.Колокольцев: В большинстве случаев – в этих 35 тыс. выявленных случаев – прекращение права на управление автотранспортом было инициировано органами прокуратуры путём обращения в судебные инстанции. То есть прокуратура проводит проверку и выявляет – у них такое право есть.

Д.Медведев: Это сложный путь, тем более и прокуратура, и суд используются.

В.Колокольцев: Раньше все наши предложения наталкивались на необходимость соблюдения врачебной тайны, но моя позиция как Министра внутренних дел такая: на одной чаше весов – врачебная тайна, на другой чаше весов – человеческая жизнь.

Складывается ситуация, когда человек, по сути, уже не имеет права на управление транспортом, но продолжает садиться за руль, представляя реальную угрозу для окружающих. Хотел бы отметить, что в постановлении Правительства о допуске к управлению транспортными средствами чётко прописано: если у водителя подтверждено наличие медицинских противопоказаний, водительское удостоверение считается недействительным и подлежит аннулированию. То есть в постановлении Правительства не говорится ни о какой врачебной тайне.

Сегодня с учётом активного внедрения различных информационных платформ, ресурсов мы заинтересованы осуществлять подобную сверку в проактивном режиме, чтобы мы сразу в электронном виде получали информацию. У нас проблема в чём? Очень много разночтений.

Ведь два учёта в Минздраве существует: есть категория граждан «наркозависимые», а есть категория граждан «потребители наркотиков», то есть склонные к потреблению. Ни один юрист и даже доктор не может, наверное, чётко провести грань, где заканчивается наркопотребитель и начинается наркозависимость. То есть, если гражданин с утра себе две дозы уколол в руку, он наркозависимый, а если он уколол себе одну дозу, он наркопотребитель. А гражданину, который переходит улицу, не легче от этого. Поэтому мы действительно заинтересованы получать информацию онлайн.

И в завершение своего выступления напомню, что майским указом Президента Российской Федерации в качестве одной из целей определено стремление к нулевому уровню смертности на дорогах. Достичь его в условиях, когда вне поля зрения полиции остаются десятки тысяч граждан из обозначенных групп риска, будет крайне сложно.

Поэтому я прошу поддержать нашу позицию. Мы сегодня с Вероникой Игоревной поставили точки над i, определились и достигли устного соглашения, что эти вопросы у нас будут сняты с января 2020 года, когда и частные медицинские организации будут в электронном виде предоставлять информацию, и ведомства. Тогда мы снимем этот вопрос. Но, конечно, мы крайне заинтересованы в том, чтобы наконец поставить жирную точку в этом вопросе.

Д.Медведев: Эта единая информационная база – она же закрытой будет? Владимир Александрович говорил в отношении врачебной тайны. Этот список должен быть абсолютно закрытым, к нему может иметь доступ только ограниченное число лиц на основании либо закона, либо мотивированного решения, в том числе решения суда.

В.Скворцова: Да, Дмитрий Анатольевич, я хочу ещё раз повторить, что никакие диагнозы открываться не будут. Речь идёт только об обмене медицинскими заключениями на основе диагнозов: показания, противопоказания, ограничения. И всё. И вход в эту систему, в специально созданный для МВД сегмент по всем документам, будет у МВД, и мы будем информировать и образы этих документов пересылать.

Д.Медведев: И второй вопрос. У лица, которое таким образом лишено права на управление транспортным средством – по этим документам, которые вы разработали, и по закону, который не принят пока, – право обжалования, естественно, есть?

В.Скворцова: Конечно.

Д.Медведев: В том числе в судебном порядке. Просто чтобы отменить эти решения, чтобы ему было выдано удостоверение. Потому что ошибиться может кто угодно на самом деле, это понятно.

В.Скворцова: Конечно.

Дмитрий Анатольевич, и сейчас разработан законопроект об изменении процедуры освидетельствования на применение наркотиков, о чём говорил Владимир Александрович. Кроме острой наркотической интоксикации будут исследоваться новые биохимические агенты, которые свидетельствуют о длительном повторном применении. Таким образом, мы можем выявлять не только острые наркотические изменения, но и наркоманов.

Д.Медведев: Да, но нужно понимать, что это всё равно вызовет определённые споры, очевидно, со стороны тех, кто подвергнется, допустим, подобной процедуре. Это нужно иметь в виду. И всё-таки постараться в нормативном материале каким-то образом отразить, что и как будет происходить.

Законопроект, который подготовлен, эти вопросы решает или не решает? Не решает. А что делать? Менять его?

Т.Голикова: Нужно дорабатывать этот закон.

Если Вероника Игоревна, Минздрав берёт на себя ответственность за создание такой информационной системы, это хорошо. Но надо понимать, что с января она не заработает – до тех пор, пока не будут приняты поправки. Потому что дьявол-то кроется в деталях. Коллеги говорят вроде бы об одном и том же, но о разном.

Сегодня медицинское освидетельствование для целей водительского удостоверения происходит при получении водительского удостоверения (справка выдаётся) и с периодичностью раз в 10 лет.

То, что говорит Владимир Александрович, и то, что коллеги записали в проекте протокольного решения, оно говорит о другом. Оно говорит о том, что, если человек пришёл (он мог и не прийти даже) на медицинское освидетельствование или диспансеризацию и у него выявлены противопоказания – а противопоказаниями в соответствии с постановлением Правительства 2014 года являются психические расстройства, расстройства поведения, в том числе связанные с употреблением психоактивных веществ, эпилепсия, слепота обоих глаз и ахроматопсия – вот если они выявлены, то не нужно проводить медицинское освидетельствование или переосвидетельствование, а сразу передать информацию органам управления внутренних дел, в базу, где есть водительские удостоверения.

А Вероника Игоревна говорит о другом. Она говорит: мы выявили, а дальше комиссионно надо принять решение о переосвидетельствовании и только после этого передать информацию.

Д.Медведев: Но в любом случае такие сведения необходимо иметь, потому что на самом деле речь идёт об управлении источником повышенной опасности.

Т.Голикова: Это правда.

Д.Медведев: И это серьёзная история. Как-то никогда на это не обращали внимания. Может быть, в советские годы и проблема была не такой значительной. А сейчас это реальная проблема.

Давайте мы вот о чём договоримся. Раз эта инициатива в большей степени шла по линии Министерства здравоохранения, вместе с МВД нужно будет доработать законопроект, устранить оттуда все рассогласования, выработать окончательную позицию и ещё раз рассмотреть. Константин Анатольевич, Вы мне доложите окончательную версию того, как этот законопроект мог бы выглядеть.

Но, на мой взгляд, такая информационная база необходима. Иначе, действительно, страдают люди, которые совершенно никак с этим не связаны и находятся под воздействием этого риска. Причём речь идёт даже не о любителях, о тех, кто сам по себе на машине катается. В этом случае речь может идти и о тех, кто занимается профессиональными перевозками, потому что они тоже ни в какие реестры не попадают, кого угодно могут возить.

Доработайте и мне доложите тогда.

По всем лесным вопросам, по повышению эффективности федерального государственного надзора и мерам по совершенствованию оплаты труда – тоже договаривались об этом, и я сказал об этом в самом начале, – пожалуйста, Дмитрий Николаевич Кобылкин.

Доклад Дмитрия Кобылкина на совещании об исполнении поручений Президента и Правительства России

Д.Кобылкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

По нормам действующего законодательства тушение пожаров на землях лесного фонда – это зона ответственности субъектов Российской Федерации. В настоящее время выполнение поручения Президента предполагает разграничение полномочий между регионами и «Авиалесоохраной».

Необходимый законопроект подготовлен, но Минфином России не поддержан в связи со значительным увеличением финансирования – более 32 млрд рублей – для создания материально-технической базы. Указанная информация доложена в Правительство и передана в Контрольное управление Президента.

Тем не менее в текущем году нами сформировано подразделение «Авиалесоохраны» в Республике Саха (Якутия). В планах будущего года – создание аналогичного подразделения в Приморском крае.

По второму поручению – повышению эффективности федерального государственного пожарного надзора в лесах, а также по совершенствованию оплаты труда, – уже выделен 1 млрд рублей на увеличение численности госинспекторов. В будущем году дополнительное финансирование запланировано ещё в размере 419 млн рублей. С 2016 года инспекторский состав увеличен на 2896 единиц и составляет 23 613 человек, но это всё равно 58% от установленного норматива.

Идёт закупка лесопатрульной техники в рамках нацпроекта «Экология».

Д.Медведев: Когда этот норматив устанавливался?

Д.Кобылкин: Этот норматив установлен давно.

 

Д.Медведев: Давно. Это я не к тому, что норматив неправильный, но нужно всё-таки, когда Вы говорите в отношении установленного норматива, смотреть на современные тенденции, на появление новой техники, которая сегодня применяется, которой лет 30–40 назад и в помине не было.

Прошу на это обратить внимание.

Д.Кобылкин: Хорошо.

В рамках нацпроекта «Экология» укрепляем структуру лесопожарной техникой. Как Вы уже сказали, с 2016 года зарплата лесных инспекторов увеличилась на 28% и сейчас составляет около 27 тыс. рублей.

О принятых мерах было доложено в Правительство, предложение снять с контроля было поддержано. Контрольное управление Президента оставило на контроле поручение до 1 февраля 2020 года с последующим отчётом раз в полгода.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В связи с Вашим поручением, данным по итогам совещания в Красноярске 31 июля, глубоким анализом сложной пожароопасной обстановки текущего сезона и неблагоприятным климатическим прогнозом будущих периодов считаем целесообразным пойти на принципиальные изменения в системе лесной авиаохраны.

Я прошу Вашего поручения в рамках правительственной комиссии по природопользованию и охране окружающей среды создать рабочую группу с МЧС России для выработки совместных предложений по повышению эффективности тушения лесных пожаров с применением авиации. С курирующим вице-премьером и Министром МЧС согласовано.

Дмитрий Анатольевич, проанализировав ситуацию этого года, мы пришли к выводу, что для обеспечения нынешними темпами «Авиалесоохраны» авиацией по всей стране, нам понадобится, может быть, семь лет. Сделать это будет крайне тяжело, практически мы будем создавать инфраструктуру, дублирующую МЧС.

Д.Медведев: А зачем это делать?

Д.Кобылкин: На мой взгляд, этого делать ни в коем случае нельзя. Мы с МЧС предварительно договорились, что лучше увеличить авиационный парк у них и такие полномочия просто передать им.

Д.Медведев: Поработайте с ними, конечно.

Разумеется, нам не нужно дублировать никакой авиационный парк, это очень дорого и абсолютно нерационально с финансовой точки зрения. Вместе с МЧС проработайте этот вопрос.

Вопрос о методике распределения субвенций из бюджета для поощрения эффективности проводимых мероприятий по профилактике и тушению. Когда у нас эта методика будет готова?

Д.Кобылкин: Мы разработаем её в этом году.

Д.Медведев: Какой у нас там стоит срок?

Д.Кобылкин: Срок уже прошёл у нас.

Д.Медведев: Давайте быстрее тогда разрабатывайте, потому что методику-то точно можно разработать. Когда речь идёт о деньгах, я понимаю, тут действительно требуется уже общее решение Правительства, но методику сделайте.

Есть ещё что-то по этому поручению?

Хорошо. Значит, с методикой разберитесь, с МЧС тогда подготовьте предложения и внесите их.

Теперь о механизме индексации сбора за пользование объектами водных биологических ресурсов. Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

Д.Патрушев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Во исполнение поручения Президента о внесении изменений, предусматривающих механизмы индексации ставки сбора за пользование объектами водных биоресурсов для предприятий, экспортирующих продукцию низкой степени переработки, Минсельхоз в мае текущего года внёс в Правительство соответствующий проект федерального закона.

Данный законопроект предусматривает установление новых, повышенных ставок сбора за пользование водными биоресурсами, отмену льготы в размере 15% на уплату сборов для всех, кроме градо- и посёлкообразующих рыбохозяйственных организаций и рыболовецких артелей, а также внедрение механизма стимулирования развития рыбопереработки и рыболовства, а именно предоставление вычетов при производстве продукции высокой степени переработки.

Необходимо отметить, что разработка данного законопроекта осуществлялась с учётом исполнения другого поручения Президента – об обеспечении в период с 2015 по 2018 год неизменности условий налогообложения. Также при его создании учитывалась необходимость привлечения инвестиций и реализации инвестпроектов, предусмотренных законодательством о рыболовстве и сохранении водных биоресурсов.

После рассмотрения в Аппарате Правительства законопроект был доработан совместно с Институтом законодательства и сравнительного правоведения и вновь представлен в Правительство. Также мы направили прогнозный расчёт поступлений в бюджет доходов от проведения индексации сбора за пользование объектами водных биоресурсов.

Положения законопроекта были обсуждены на совещании у Первого заместителя Председателя Правительства – Министра финансов Антона Германовича Силуанова. По итогам Минсельхоз представил доклад о расчётах ставок сбора с учётом уровня накопленной инфляции и рентабельности добычи отдельных видов водных биоресурсов. Это было буквально 20 сентября. На сегодняшний день законопроект согласован Минэком, Минвостокразвития, Минпромторгом без замечаний, а также ФАС России – с замечаниями, которые рассмотрены в Аппарате Правительства и сняты.

Все необходимые заключения получены. Сейчас у Антона Германовича, буквально завтра, должны собраться и посмотреть на те расчёты, которые есть, и будем вносить в Правительство.

Д.Медведев: Вносите. Что тогда мы время-то на это тратим, если всё уже подготовлено?

Алексей Васильевич, по Вашей линии есть какие-то комментарии?

А.Гордеев: Да нет. Единственное, я бы хотел, чтобы всё-таки все разногласия в блоке, который я курирую, рассматривали на соответствующей правительственной комиссии, а не в блоке финансовом, потому что там начинает превалировать тема «больше взять денег», но нам-то важно ещё, чтобы отрасль работала устойчиво. Эти акценты я бы расставил.

Д.Медведев: Когда возникает эта дилемма, интересы поддержки отрасли – интересы бюджета, нет никакой иной возможности, кроме как собраться у меня, что, собственно, сейчас и происходит.

Тем не менее Вы когда внесёте документ?

Д.Патрушев: По протокольному решению – до 2 декабря, нам хватит времени, чтобы всё это утрясти.

Д.Медведев: Дмитрий Николаевич, говорите прямо, когда внесёте?

2 декабря, а у нас сейчас 15 октября – 45 дней ещё.

Д.Патрушев: В течение трёх недель внесём.

Д.Медведев: Хорошо.

Давайте мы так договоримся: три недели, после этого уже лично доложите о том, что сделано. Договорились?

Так, теперь по аэропортам Московского региона. Мы говорили когда-то с Андреем Юрьевичем на эту тему, когда он приходил обсудить некоторые вопросы. В результате родилось моё поручение. Что с ним происходит?

Замминистра транспорта Юрчик Александр Алексеевич.

А.Юрчик: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Минтрансу России Вами было поручено подготовить проект решения об установлении приаэродромных территорий и внести необходимые документы в кратчайшие сроки. В целях реализации Вашего поручения была организована соответствующая работа, установлен контроль с ежемесячным докладом о подготовке Росавиацией во взаимодействии с операторами аэропортов, в первую очередь Московского авиационного узла, и Роспотребнадзором решений об установлении приаэродромных территорий. Проекты решений были в достаточно короткие сроки разработаны и в соответствии с Федеральным законом №135 о совершенствовании порядка установления и использования приаэродромных территорий и санитарно-защитной зоны нормами воздушного законодательства и законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения направлены на согласование их с субъектами.

При этом в ходе координации этой работы со всеми участниками разработки и согласования проектов решений Минтрансом России были выявлены проблемные вопросы в федеральном законе №135 и различные ведомственные, зачастую диаметрально противоположные требования и подходы к установлению приаэродромных территорий. Применение действовавших на тот момент санитарных правил и методик по авиационным шумам приводило к тому, что на значительных территориях мог быть введён запрет на строительство жилых и социальных объектов.

Правительства Москвы, Московской области и крупнейших субъектов отказали в согласовании подготовленных проектов решений по приаэродромным территориям, так как, к примеру, проекты по Шереметьево и Внуково включали 14 муниципальных образований Московской области, Домодедово – до 20 муниципальных образований. Размер приаэродромной территории указанных аэродромов по действующим методикам составил более 25% площади Московской области.

Взаимодействие на уровне ведомств по разрешению противоречий не позволило выработать единой позиции, в связи с чем Минтрансом в соответствии с федеральным законом был внесён вопрос на рассмотрение в Правительственную комиссию по транспорту, где были предложены к рассмотрению проблемные вопросы и возможные варианты их решения.

Комиссией 23 апреля 2019 года было принято решение в первоочередном порядке установить с первой по шестую подзоны – это те подзоны приаэродромной территории, которые связаны с авиационной безопасностью, с безопасностью полётов. Расчёт седьмой подзоны (по авиационным шумам),  не связанной с безопасностью полётов, решено проводить на основе мирового опыта по эквивалентному, что значит усредненному, уровню шума вместо максимального. При этом окончательный срок установления седьмой подзоны как наиболее сложной и обширной продлён до 2025 года, что не устраняло возможности согласовать и ввести их ранее.

После этого проекты в составе с первой по шестую подзоны были оперативно разработаны по Шереметьево и Внуково, внесены в соответствующие структуры, но у правительства Москвы и правительства Московской области всё равно возникли к этим зонам обоснованные возражения.

С мая по сентябрь 2019 года было проведено более пяти согласительных совещаний, только согласительных, не считая рабочих, в том числе под председательством Заместителя Председателя Правительства Акимова Максима Алексеевича, с целью принятия взаимоприемлемых решений. Доработанный проект решения по Шереметьево в рабочем порядке на настоящий момент разработан, согласован и Москвой, и Московской областью.

Проект по Внуково правительством Московской области согласован, от правительства Москвы поступили замечания. Вчера в очередной раз Заместитель Председателя Правительства Акимов Максим Алексеевич провёл согласительное совещание, на котором были найдены пути решения разногласий.

В настоящий момент мы вместе с Росавиацией и Госкорпорацией по организации воздушного движения разрабатываем перечень мероприятий, которые позволят выйти на приемлемые решения по третьей и четвёртой зонам, в том числе с применением современных методик и изменением некоторых условий по размещению радиолокационных пунктов.

Сложности согласования приаэродромных территорий связаны с тем, что по законодательству проект решения готовит оператор аэродрома, получает заключение Роспотребнадзора…

Д.Медведев: Что нам слушать про сложности согласования, это внутренние проблемы самого ведомства. Это ваша работа.

А.Юрчик: Ясно.

Д.Медведев: Когда это всё завершится?

А.Юрчик: Докладываю. Например, проект решения по Домодедово оператором аэропорта до сих пор в Росавиацию не представлен вообще. Законодательством установлен механизм урегулирования разногласий между Росавиацией и субъектами через рассмотрение проектов решений на Правительственной комиссии по транспорту.

При этом механизм урегулирования разногласий с оператором аэродрома и ответственность оператора аэродрома за невнесение или несвоевременное в соответствии с законом внесение не установлен, отсутствует.

Предусмотренный законодательством механизм воздействия на оператора в виде приостановления воздушных перевозок в аэропорту по инициативе субъекта на практике трудно реализуем, практически нереализуем.

Минтрансом в целях устранения правовых неопределённостей с участием заинтересованных сторон подготовлен пакет документов в целях совершенствования действующего законодательства об установлении приаэродромных территорий.

Наиболее важным предложением является внесение изменений в законодательство с целью установления реальной ответственности оператора за несвоевременное или вообще невнесение проекта решений, а также установления правил согласования строительства на переходный период, до введения официально седьмой зоны.

Мы готовы будем в кратчайшие сроки внести эти изменения в законопроекты. Процесс в рабочем порядке согласования со всеми заинтересованными ведомствами завершён, и полагаю, что по московским аэропортам Внуково и Шереметьево мы в кратчайшие сроки решим эту проблему, а системно и по всем остальным аэропортам страны мы внесём предложения по изменению законодательства для ускорения решения этой проблемы.

Д.Медведев: Давайте послушаем регионы.

Сергей Семёнович, пожалуйста.

С.Собянин: Действительно, в 2017 году был такой закон принят – об установлении семи аэродромных подзон. При их разработке возникли проблемы. Я считаю их абсолютно решаемыми.

Аэропорт Шереметьево их разработал. Они оптимальные, они всех удовлетворяют, они могут быть утверждены хоть завтра.

С аэропортом Внуково произошла другая история. Они взяли совершенно другие подходы по установлению санитарно-защитных зон. В результате, если такие подходы реализовать, то накрывается не 25% – две трети территории Подмосковья и половина территории Москвы, на которых прекращается всякая инвестиционная деятельность, то есть это полный коллапс, по-другому никак не назовёшь.

Ничего не мешает переходить по той же методике, как установлено в Шереметьево. У них зоны в 20 раз меньше.

Д.Медведев: А почему во Внуково такие зоны?

С.Собянин: Они применили по максимальным шумам, методику заказали институту, соответственно, получили такую зону. Во всём мире применяются эквивалентные, то есть усреднённые шумы, и Шереметьево это сделал. Она примерно такая, что сегодня и фактически существует, и десятилетия существовала. Она нормальная, вполне корректная территория этой зоны.

Вторая проблема, которая возникла, – это радиолокационная четвёртая зона. То же самое: во Внуково она оказалась в 20 раз больше, чем в Шереметьево, и накрыла, по сути дела, две трети (я не знаю, как у коллег она меньше оказалась) территории Новой Москвы, на которой тоже всё теперь остановилось. Так как эти зоны не были согласованы всеми, Росавиацией введён временный порядок. Они взяли и таким образом выявили 15-километровую зону вокруг аэропорта и сказали, что теперь всё, что вы будете строить, вводите в строительство или в настоящее время строите, останавливаете и идёте к нам согласовывать через Роспотребнадзор, Росавиацию и аэропорт Внуково.

Таким образом, в настоящее время фактически приостановлено строительство в объёме 50 млн кв. м жилой и нежилой недвижимости, десятки объектов соцкультбыта и порядка 38 дольщиков, которые появились в этой ситуации.

Мы обратились в Правительство Российской Федерации, к Максиму Алексеевичу, чтобы на комиссии рассмотрели этот спорный вопрос. Он рассмотрел, было принято решение отменить этот приказ об установлении вот этой жёлтой территории радиуса и вернуться к установлению подзон в нормальном режиме либо, руководствуясь старым порядком, вот по этим взлётно-подлётным полосам, то, что зелёным нарисовано. Она всегда так существовала, во все годы. Все согласились и даже написали отчёт, что всё сделано, но на самом деле ничего не сделано. Все объекты у нас стоят, мы не можем ввести ни детские сады, ни школы.

Д.Медведев: «Ничего не сделано» – что именно?

С.Собянин: Не отменён приказ Росавиации. Мы вчера собирались и опять это всё проговорили. Надеюсь, эти решения будут выполнены: отменить приказ Росавиации об установлении вот этих радиусов 15-километровых, утвердить подзоны.

По шести подзонам, за исключением санитарно-защитной, мы проговорили, с коллегами договорились сейчас, нашли компромисс. Мы согласуем все эти подзоны, их можно утвердить хоть завтра.

Таким образом, остаётся одна подзона – седьмая. Если коллеги могут, они хотят внести изменения в законодательство. Я считаю, что без всякого изменения законодательства можно спокойно сделать так, как сделано в Шереметьево. Заказать по эквивалентным шумам, утвердить, буквально в течение недели это делается, и закончить эту историю.

Д.Медведев: Более-менее понятно.

С.Собянин: Что касается ответственности аэропортов за неисполнение закона или неустановление подзон, установлена такая ответственность: по требованию субъекта Российской Федерации аэропорты, которые не разработали эти подзоны, закрываются. Мы можем, конечно, потребовать, чтобы закрыли Внуково или Домодедово, но это невозможно. Поэтому, мне кажется, в законодательстве нужно изменить эти санкции. В случае неразработки – какие-то экономические санкции, административные штрафы. То есть сделать их более реалистичными. Вот, собственно, такие предложения.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Семёнович.

Андрей Юрьевич, добавьте. По сути, рассмотрение этого вопроса с Вашей подачи началось.

А.Воробьев: Во-первых, спасибо большое, для нас это жизненно необходимо, и вчерашнее совещание под Вашим руководством по поводу ФАПов, детских садов, школ как раз тоже напрямую связано с ограничением. Вообще развитие экономики, понятно, невозможно, так же как и постройка частного дома, без этого бесконечного количества согласований.

Седьмая зона – самая крайняя и самая большая, с шестью зонами, слава богу, благодаря Минтрансу, Росавиации и Минобороны у нас наведён порядок.

Что это значит? Это значит, что человек или организация подают заявку на региональный портал госуслуг, и автоматом и Минобороны, и Росавиация выдают разрешение. То есть по большому счёту проблемы сняты. Но седьмая зона – это полный ступор. И здесь то, о чём докладывал представитель Минтранса и говорил Сергей Семёнович: нам стратегически важно просто применить то, что применяют в Шарль-де-Голле, Франкфурте-на-Майне в Европе, – это эквивалентный уровень шума. Не максимальный, когда пассажирский самолёт летит – «Ту-134», он самый шумный у нас стране. Вот по нему и меряют шум, и это ограничение на всю округу распространяется. Мы говорим: давайте сделаем, как Шереметьево сделало, они молодцы большие, пошли навстречу, разработали по эквивалентному уровню. У нас было ограничение 165 тыс. га, а сейчас осталось только 12 тыс., где нельзя строить, где 60 децибел, а там где 45 децибел, нужно ставить, я немножко утрирую, тройной стеклопакет. И всё, пожалуйста, строй, живи, потому что так во всём мире происходит.

Мы просим 96-й акт СанПиНовский изменить не на максимальный уровень шума, а на эквивалентный. Там по большому счёту и закон-то менять не надо, но для, что называется, прочности конструкции можно и поменять. Если бы вот эта, извините, гильотина опустилась и на эту норму…

Д.Медведев: Ничего-ничего, извиняться пока не надо. Она ещё никому ничего не отрубила, но для этого, собственно, и задумывалась.

А.Воробьёв: Сейчас время другое, другие самолёты летают, и максимально если ты меряешь, то по большому счёту это то, о чём сейчас Сергей Семёнович сказал, – это полный коллапс развития. И поэтому для нас это критически важно.

Д.Медведев: У меня вопрос к представителю Минтранса. Александр Алексеевич, почему всё-таки по-разному так применяются эти правила? В одном аэропорте одно, в другом – другое. Минтранс для чего? Чтобы здесь всё-таки единообразное регулирование какое-то предлагать.

А.Юрчик: Дмитрий Анатольевич, как я и докладывал, здесь зависит от многих ведомственных актов…

Д.Медведев: Чьих?

А.Юрчик: В том числе Роспотребнадзора, в том числе расчётные подходы для радиоэлектронной…

Д.Медведев: Нет, Вы хотите сказать, что, например, во Внуково это сделали, потому что опирались на акт Роспотребнадзора, а в Шереметьево что, не опирались?

А.Юрчик: Дело в том, что в результате постоянных взаимодействий и, я бы сказал, полезного сотрудничества Роспотребнадзор на определённом этапе нашего взаимодействия вышел на решение и рекомендовал своим органам разрабатывать территории…

Д.Медведев: Что значит вышел? В одном случае вышел, а в другом не вышел, что ли?

А.Юрчик: Проблема в том, Дмитрий Анатольевич, что по действующему законодательству заказывает разработку оператор.

Д.Медведев: Ладно. Поясните Вы (обращаясь к М.А.Акимову), и я подведу итог.

М.Акимов: По этому сюжету, Дмитрий Анатольевич, всё довольно ясно. Роспотребнадзор разослал рекомендательное письмо для лиц, которые занимаются проектированием седьмой так называемой шумовой зоны.

Д.Медведев: А кто занимается проектированием?

М.Акимов: Проектированием занимается организация, которую привлекает владелец аэропортовой инфраструктуры – оператор.

Д.Медведев: Владелец аэропортовой инфраструктуры у нас здесь один присутствует. Он хочет войти в прямой клинч с руководством города и области? Мне кажется, не в этом цель должна заключаться.

М.Акимов: Руководство аэропорта Шереметьево (их разработчики) сочло такое рекомендательное письмо достаточным, для того чтобы сформировать седьмую зону в приемлемых, так скажем, разумных границах.

Коллеги из Домодедово, которые вообще пока не подали никаких документов, и коллеги из Внуково, видимо, сынтерпретировали это по-другому и считают, что нужны изменения в норме, то есть в приказе Роспотребнадзора. И, конечно, хорошо бы, чтобы такие изменения действительно были, чтобы у нас нормативно порядок расчёта этой зоны по эквивалентным шумам был закреплён.

Это если говорить конкретно по этому сюжету.

И по четвёртой подзоне Внуково. Мы действительно рассчитывали – и владельцы сейчас это подтвердят, мы буквально перед совещанием закончили эту работу, – что касается радиолокационной зоны, зоны радиолокационных помех, что мы там тоже договорились и путём нахождения новых мест установки оборудования и его установки решим эту проблему, потому что она тоже существенна. Вот я Вам прямо продемонстрирую. Это масштаб абсолютно одинаковый: вот так выглядят зоны Шереметьево, а вот так выглядят зоны Внуково – разница тут абсолютно налицо.

Д.Медведев: Понятно.

Да, всё, что сейчас я услышал здесь, наводит меня на мысль о том, что вот эта «гильотина» действительно необходима, потому что… ну это просто безобразие. Это такой бесконечный бюрократический поток информации, в котором каждое ведомство по-своему право. Хозяйствующий субъект соблюдает те или иные правила, причём вне зависимости от того, что хозяйствующие субъекты одним и тем же занимаются, например аэропорты. Каждый выбирает себе правило по душе. Говорят: «Но есть же правило, вот мы его и используем». Другой говорит: «Нет, а мы вот здесь так договорились…» Это полное безобразие, если честно.

Надо сделать всё, для того чтобы как можно быстрее эту проблему закрыть.

Давайте мы установим 10-дневный срок. Хочу, чтобы в это включился Минтранс, чтобы Роспотребнадзор выработал единые правила, касающиеся деятельности аэропортов, но на основе вот этого усреднённого подхода, о котором руководители субъектов Федерации говорили, изменил в этой части законодательство, точнее нормативные акты. Я имею в виду и Роспотребнадзор, а в случае необходимости и Министерство транспорта, и Ространснадзор – всех, кто с этим связан. В случае необходимости для дополнительной, как было сказано, чистоты подготовьте изменения и в закон.

Вопрос этот надо закрыть. В 10-дневный срок доложите о том, что будет введено единообразное регулирование в отношении всех аэропортов на территории как минимум Московского транспортного узла, потому что он самый крупный, здесь самый большой пассажиропоток и больше всего летают.

В отношении других территорий отдельно обсудите и мне доложите предложения.

Эта публикация на сайте Правительства

Похожие публикации