Официальные новости

Интервью Постоянного представителя России при ЮНЕСКО Кузнецова агентству «РИА Новости»

19 мая 2020 года

66

Вопрос: Александр Игоревич, в конце прошлой недели Украина ввела санкции сроком на три года в отношении учреждений культуры и науки России. В санкционный список попали Русское географическое общество, Эрмитаж, ГМИИ им. А.С.Пушкина, Институт археологии РАН, МГУ им. М.В.Ломоносова и ряд других учреждений. Как вы можете прокомментировать такое решение Киева?

Ответ: Конечно, это русофобская, пещерная акция киевских властей, которая недопустима не только в международном общении, но и вообще в приличном обществе. Ее уже комментировали многие российские представители, поэтому, чтобы не повторять их слова, я скажу о том, как это воспринимается через призму ЮНЕСКО.

Сейчас, как известно, Организация активно работает над тем, чтобы последствия пандемии коронавируса не поставили под угрозу ценности мировой культуры. В частности, нельзя допустить, чтобы миллионы людей лишились к ним доступа. Речь идет не только об исторических памятниках, которые сейчас закрыты из-за пандемии, но и о музеях, театрах, концертных залах. На этот счет есть несколько конкретных инициатив, в том числе со стороны российских деятелей культуры. И мы сейчас обсуждаем с Секретариатом ЮНЕСКО, как лучше все это реализовать, разумеется, с использованием современных информационных технологий, которые позволяют проводить крупные мероприятия на удалении.

На этом фоне получается, что Украина своими действиями фактически противопоставляет себя всему мировому культурному сообществу. Это выглядит так, словно какой-то дикарь с дубиной пришел и устроил скандал на концерте симфонической музыки. И это печально: в прошлом Украина вносила заметный вклад в деятельность ЮНЕСКО, а сегодня она ассоциируется исключительно с темой конфронтации с Россией. В других областях ее попросту не видно. Но складывается впечатление, что этот арсенал русофобских затей постепенно истощается. Возникает вопрос, а что дальше? Если теперь объектами нападок стали такие крупнейшие центры не только российской, но и, подчеркну, мировой культуры, как Государственный Эрмитаж, то что потом? Дальше они что, на Майдане будут, подобно нацистам, жечь книги русских классиков? Словом, все это вызывает тягостное впечатление.

Вопрос: Какие последствия может повлечь это решение для международного сотрудничества?

Ответ: Особых последствий для международного сотрудничества я не вижу – в вопросах культуры ЮНЕСКО демонстрирует солидарность. Недавно я беседовал с Генеральным директором Организации Одре Азуле, и мы пришли к выводу, что все думают примерно одинаково: как в условиях закрытия крупнейших объектов культуры сохранить к ним доступ, сохранить знания о мировой культуре, о мировом культурном наследии. И именно на этом, я думаю, в ближайшее время будут сосредоточены наши усилия, в том числе при активном участии России.

Вопрос: ЮНЕСКО в ответ на запрос РИА Новости отказалась комментировать действия украинских властей, сославшись на требование проявлять беспристрастность по вопросам дел стран-участниц. Как вы считаете, должна ли Организация, которая напрямую занимается культурой, и в том числе взаимодействует с затронутыми институтами, вмешаться в ситуацию?

Ответ: Здесь я с позицией Секретариата ЮНЕСКО не согласен и неоднократно им об этом говорил. Я считаю, что это проявление двойных стандартов. Почему, когда происходят какие-то вещи, которые не нравятся, допустим, западным странам, на них следует реакция Секретариата ЮНЕСКО, а когда мы обращаемся по поводу вопиющих нарушений основополагающих принципов и ценностей ЮНЕСКО, Секретариат молчит и не реагирует?

Речь идет ведь не только о таких акциях, как то, что мы обсуждаем с вами сейчас. Не менее серьезные вещи происходят и в области образования, когда власти в Киеве пытаются вытеснить русский язык из сферы образования страны. Это коренным образом противоречит не только духу ЮНЕСКО, но и совершенно конкретным юридическим документам, принятым в этой Организации, таким как Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования. Мы неоднократно обращали внимание на вопиющие нарушения Киевом этой Конвенции, но, к сожалению, внятной реакции так и не дождались.

Вопрос: Под украинские санкции попали и научные археологические организации и институты Крыма, а также Крымский федеральный университет. Из-за того, что полуостров воссоединился с Россией, ЮНЕСКО ранее отказалась работать с Крымом. Сотрудничество так и не возобновилось? Как сейчас обстоят дела с объектом Всемирного наследия «Херсонес Таврический»?

Ответ: У меня такое впечатление, что в Киеве просто не ведают, что творят. Включение в эти так называемые санкции объектов культуры и образования в Крыму лишь подчеркивает то, с каким презрением и равнодушием украинские власти относятся к этим объектам, которые якобы, по их утверждению, находятся на их территории.

Но думаю, что так называемые санкции никакого практического значения не имеют, потому что уже давно под давлением Киева и его западных покровителей всякое сотрудничество с партнерами ЮНЕСКО в Крыму полностью прекращено. В том числе это касается и такого объекта Всемирного наследия, как «Херсонес Таврический». Ведь ЮНЕСКО даже не принимает обязательные по Конвенции 1972 года отчеты о сохранности этого объекта. Из этого можно сделать вывод, что ни западные страны, ни Украину его судьба вообще не интересует. Для них главное – постоянно держать на плаву в ЮНЕСКО вопрос о территориальной принадлежности Крыма, отрицать исторический выбор, который был сделан в 2014 году, когда огромное большинство населения Крыма проголосовало за его присоединение к России. Этим вопросом мы занимаемся уже не первый год и каждый раз видим одно и то же – это чистое политиканство.

Но проблема состоит в том, что вопросы принадлежности тех или иных территорий никакого отношения к мандату ЮНЕСКО не имеют. Это только отравляет атмосферу Организации, навязывая ей политизацию, которая для нее не только не свойственна, но и вообще пагубна, поскольку, как ржавчина, разъедает ее изнутри.

Вопрос: Александр Игоревич, давайте вернемся в Париж. Как ситуация с эпидемией коронавируса сказалась на работе ЮНЕСКО? Много ли проектов приостановлено?

Ответ: ЮНЕСКО, как и многие международные организации, существенно пострадала от пандемии. Может быть, ЮНЕСКО даже больше, чем другие, потому что это интеллектуальная организация, и ее каждодневная деятельность в основном состоит из огромного количества международных совещаний и встреч по самому широкому кругу гуманитарных вопросов. Когда борьба с пандемией потребовала отменить все массовые мероприятия, это, понятно, создало огромные трудности для работы ЮНЕСКО.

Несмотря на это, Организация постепенно приспосабливается к новым условиям и делает ставку прежде всего на широкое использование современных информационных технологий.

Почти каждый день или по меньшей мере несколько раз в неделю наше Постпредство участвует в самых различных видеоконференциях Секретариата и государств-членов. Хоть к этому довольно нелегко адаптироваться, мы все больше и больше к этому привыкаем. Под эгидой ЮНЕСКО уже состоялось несколько крупных видеоконференций, в том числе на высоком уровне по различным направлениям деятельности Организации. Это и наука, и культура, и образование – практически все направления деятельности Организации были охвачены. А в самое последнее время на тех же условиях видеоконференций активизируются контакты между государствами-членами.

Вопрос: Словом, мы можем ждать, что вся ЮНЕСКО, как и многие другие организации мира, будет вести деятельность онлайн…

Ответ: Ну, конечно, это не совсем так. Мы надеемся, что ситуация постепенно нормализуется, может быть, не так быстро, как нам хотелось бы, но все-таки мы вернемся к очным совещаниям. При всех достижениях современных технологий непосредственное общение между людьми все-таки ничто не заменит. И мы надеемся к нему вернуться. Но, вероятно, форма видеоконференций в самом разном формате получит дальнейшее развитие.

Вопрос: Наконец, последний вопрос – тоже отчасти про коронавирус. И про работу журналистов, которой ЮНЕСКО уделяет много внимания. Издания Financial Times и New York Times выпустили публикации о том, что смертность из-за коронавируса в России может быть гораздо больше официальной статистики. Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что из-за этих публикаций было направлено обращение Гендиректору ЮНЕСКО Одре Азуле. Как эту ситуацию восприняли в ЮНЕСКО? Дала ли Организация ответ на обращение России?

Ответ: Дело в том, что некоторое время назад, еще до того, как появились эти публикации, под эгидой ЮНЕСКО состоялась конференция, посвященная Всемирному дню свободы печати. И в своем выступлении на этом мероприятии Генеральный директор с похвалой отозвалась как раз об этих изданиях – Financial Times и New York Times. Дескать, они себя правильно ведут в условиях пандемии, избегают всяких фейковых новостей. И вот прошло совсем немного времени, и вдруг мы видим, что именно эти два издания синхронно, почти в одно и то же время выступили с очень похожими публикациями, в которых четко прослеживается политический заказ и явная тенденциозность. Поэтому мы, естественно, привлекли к этому внимание Секретариата ЮНЕСКО.

В понедельник у меня по этому вопросу состоялась беседа с заместителем Генерального директора по коммуникации и информации. С нашей стороны было высказано в принципиальном плане все, что мы думаем по этому поводу. Случай, конечно, безобразный. Ведь, в конце концов, речь идет о жизни людей. Как этим можно спекулировать в политических целях? Посмотрим, как они отреагируют.

Вопрос: У западных коллег почему-то не вызывает вопроса, например, статистика из Франции, где прирост смертей от COVID-19 подскочил за сутки в пять раз. А российские цифры вопросы вызывают…

Ответ: Мы постоянно находимся в контакте с сектором коммуникаций Секретариата ЮНЕСКО. К сожалению, у нас довольно часто бывают случаи, когда мы придерживаемся совершенно разных точек зрения. Но работать все равно нужно. Для нас принципиально важно, чтобы секретариаты международных организаций, в том числе Секретариат ЮНЕСКО, действовали в соответствии со своими мандатами, то есть занимали нейтральные позиции и действовали в интересах не какой-то одной группы стран, а в интересах всего мирового сообщества. И именно сейчас, в момент, когда на все человечество обрушилась такая беда, необходимо действовать солидарно, в духе сотрудничества, а не пытаться использовать пандемию COVID-19 как еще один предлог для сведения политических счетов.

Эта публикация на сайте МИД

Похожие публикации