Официальные новости

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на Московской конференции по нераспространению, Москва, 20 октября 2017 года

17

Уважаемые дамы и господа,

Очень приятно присутствовать на Московской конференции по вопросам ядерного нераспространения. Вижу здесь много знакомых лиц – моих коллег-дипломатов, представителей иностранных государств, нынешних и прошлых руководителей международных организаций, которые занимаются нераспространением. Спасибо, что вы приехали на это важное, по нашему убеждению, мероприятие. Особая признательность организаторам – Центру энергетики и безопасности во главе с его директором А.В.Хлопковым, с которым Министерство иностранных дел давно и плодотворно взаимодействует. Будем продолжать это делать.

За годы работы форум прочно утвердился в качестве солидной дискуссионной площадки, объединяющей авторитетных представителей «нераспространенческого» сообщества – дипломатов, военных, ученых, экспертов – всех, кто плотно занимается такими важными аспектами глобальной безопасности, как нераспространение оружия массового уничтожения и контроль над вооружениями.

1 июля будущего года мы отмечаем 50-летие со дня открытия к подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия – несущей опоры современной системы международной безопасности. К сожалению, сегодня вынуждены констатировать, что режим, созданный этим документом и заложивший правовые основы для целого ряда важнейших соглашений, переживает непростые времена, подвергается серьезным испытаниям.

В немалой степени причина этого связана с тем, что отдельные страны ставят под сомнение общепризнанные нормы и правила, пытаются использовать в узких интересах успехи, ставшие результатом коллективных усилий и компромиссов.

Обеспокоены тем, что к Обзорной Конференции ДНЯО 2020 г. мы пока подходим с неутешительными итогами. Деструктивные действия ряда государств, нарушивших консенсус по проекту итогового документа предыдущей Обзорной Конференции в 2015 г., нанесли серьезный ущерб жизнеспособности Договора, подтолкнули довольно многочисленную группу стран к форсированной разработке договора о запрещении ядерного оружия, который недавно был открыт к подписанию.

Позиция России хорошо известна – мы не намерены присоединяться к ДЗЯО. Его сторонники, включая, например, получившую недавно Нобелевскую премию мира организацию «Международная кампания по запрету ядерного оружия» (ICAN), видимо, руководствуются благой в их понимании целью – обеспечить скорейший запрет на ядерное оружие. Но не будем забывать, что его полная ликвидация возможна только в контексте всеобщего и полного разоружения при условии обеспечения равной и неделимой безопасности для всех, в том числе и обладателей ядерного оружия, как это предусматривает ДНЯО. Представленный же к подписанию документ о запрещении ядерного оружия далек от этих принципов, игнорирует необходимость учитывать все факторы, влияющие сегодня на стратегическую стабильность, и может оказать дестабилизирующее воздействие на режим нераспространения. Как результат – мир может стать еще менее стабильным и предсказуемым.

Нет согласия и по отдельным элементам существующего режима нераспространения. В частности, по-прежнему не ясна перспектива создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки (ЗСОМУ). Как вы помните, создание этой зоны было торжественно обещано в резолюции по Ближнему Востоку, принятой на Обзорной Конференции по ДНЯО еще в 1995 г. Из-за срыва в последний момент консенсуса по соответствующему документу Обзорной Конференции по ДНЯО 2015 г. был упущен реальный шанс начать, наконец, движение к реализации этой цели. Убеждены, что отсутствие практических шагов на этом направлении, в том числе со стороны США и Великобритании, которые вместе с Россией являются соучредителями Конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке, будет негативно влиять на основы ДНЯО. Со своей стороны, продолжим содействовать продвижению к созданию такой зоны на Ближнем Востоке, работать со всеми заинтересованными странами и сторонами. Залог успеха видим в нахождении консенсуса о конкретных форматах рассмотрения данного вопроса в широком контексте региональной безопасности.

До сих пор не решен вопрос с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Мы как принципиальные сторонники этого договора продолжаем работу, направленную на его вступление в силу. Призываем всех, от кого это зависит, прежде всего известные 8 государств, довести до конца подписание и ратификацию Договора, что внесло бы значительный вклад в укрепление режима нераспространения.

Еще один общий вызов – ОМУ-терроризм, для противодействия которому требуются консолидированные усилия всего мирового сообщества. Разумеется, такие действующие механизмы, как КЗХО, КБТО, резолюция СБ ООН 1540, остаются в полной мере востребованы в деле предотвращения попадания ОМУ в руки негосударственных субъектов. Однако для надежного заслона на пути ОМУ-терроризма требуются единые антитеррористические нормы. В этой связи нацелены на скорейший запуск на Конференции по разоружению в Женеве предметной работы над проектом предложенной нами еще в марте 2016 г. международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Полагаем, что данная инициатива, отвечающая интересам всех без исключения государств, способна прекратить затянувшийся застой в переговорной деятельности на женевской площадке (имею в виду Конференцию по разоружению).

С тревогой наблюдаем за настойчивыми попытками использовать не по назначению ресурсы Международного агентства по атомной энергии. В частности, превратить его в инструмент политического давления или систему перепроверки разведывательной информации, расширить его мандат на деятельность, не относящуюся к уставным целям и задачам Агентства, а также навязать ему проверку ядерного разоружения, заставить проверять не связанную с ядерными материалами военную деятельность.

Исходим из того, что МАГАТЭ как «приводной ремень» режима нераспространения должно оставаться профессиональным техническим механизмом проверки обязательств по гарантиям, кроме того, играть центральную роль в координации международного сотрудничества в области физической ядерной безопасности (ФЯБ), которое должно быть добровольным, не приводить к раскрытию чувствительной информации. Государства должны сами нести ответственность за обеспечение ФЯБ на своей территории, включая определение соответствующих параметров национальных систем и мер обеспечения безопасности.

Со своей стороны будем добиваться, чтобы система гарантий Агентства оставалась объективной, деполитизированной, обоснованной, опиралась на международное право и способствовала закреплению общих достижений, таких, например, как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе. МАГАТЭ – единственный орган, уполномоченный Советом Безопасности ООН, осуществляет регулярные проверки в Иране и подтверждает строгое соблюдение им своих обязательств. Надеемся, что нам удастся сообща сохранить и в полной мере раскрыть уникальный потенциал этого Плана действий. В любом случае возврат к ситуации вокруг иранской ядерной программы, которая была до принятия СВПД, невозможен. О восстановлении санкций СБ ООН и речи быть не может.

Очевидно, что провал СВПД, тем более по вине одного из его активнейших участников, а по сути лидера группы «5+1», стал бы тревожным сигналом для всей архитектуры международной безопасности, включая перспективы урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. Ее решение требует энергичных дипломатических усилий. Главная задача на нынешнем этапе – предотвратить военный конфликт, который неминуемо приведет к масштабной гуманитарной, экономической и экологической катастрофе. Все вовлеченные стороны должны проявлять сдержанность. Напомню, что в каждой резолюции СБ ООН, которая принималась по ядерной проблеме Корейского полуострова (ЯПКП), помимо санкций, содержатся положения о необходимости возврата к переговорам. Альтернативы дипломатическим методам урегулирования ЯПКП на основе диалога между всеми заинтересованными сторонами не существует.

Призываем ответственных членов мирового сообщества поддержать идеи, заложенные в российско-китайской «дорожной карте» урегулирования, основные положения которой содержатся в Совместном заявлении министров иностранных дел России и КНР от 4 июля. Убеждены, что ее реализация будет способствовать снижению военной активности и напряженности на Корейском полуострове, формированию в Северо-Восточной Азии системы равной и неделимой безопасности в целом.

Крайне опасными выглядят систематические попытки отдельных стран и военно-политических союзов расшатать сложившийся баланс в сфере контроля над вооружениями. Стремление добиться военного преимущества, использовать фактор силы для решения узкокорыстных геополитических задач серьезно подрывает стратегическую стабильность. Одной из ключевых проблем в этой связи остаются усилия США и их союзников в Европе, АТР, других регионах создать глобальную эшелонированную систему противоракетной обороны, приблизить ее элементы вплотную к российским, а также к китайский границам.

По существу без ответа остаются наши призывы совместно работать над купированием рисков, связанных с наращиванием качественных и количественных перекосов в обычных вооружениях на европейском континенте. С обеспокоенностью наблюдаем за реализацией планов по совершенствованию в т.ч. развернутых в Европе ядерных бомб, включая повышение их точности и возможное снижение мощности, за усилиями стран НАТО по замене авиасредств двойного назначения, предназначенных как для обычных, так и для ядерных задач. Все это чревато понижением порога применения атомного оружия. Последовательно выступаем за вывод американского ядерного оружия на национальную территорию, за прекращение т.н. «совместных ядерных миссий» НАТО, предусматривающих – в нарушение ДНЯО – привлечение неядерных членов альянса к планированию и отработке навыков применения ядерного оружия.

В сложном положении Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Мы неоднократно подтверждали приверженность его выполнению. Говорили о готовности обсуждать озабоченности сторон, как наши, так и американские. К сожалению, в Вашингтоне упорно продолжают тиражировать голословные обвинения в наш адрес, отказываясь их конкретизировать. Такой подход не способствует решению проблем вокруг Договора. Наоборот, возникает подозрение, что истинная цель таких «вбросов» – выставить Россию в виде злостного нарушителя международных обязательств, умолчав при этом о собственной нечистоплотности.

Наши сугубо конкретные претензии к США в связи РСМД хорошо известны и, безусловно, понятны профессионалам. В целом о политическом подходе к этой ситуации вчера четко сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин на Валдайском форуме.

Негативное влияние на стратегическую стабильность оказывают и другие факторы. Ввиду отсутствия запрета на размещение в космосе систем оружия, кроме, конечно, ОМУ, существует угроза, что космос может стать пространством военного соперничества. Такому развитию ситуации должен быть поставлен надежный заслон. На решение этой задачи направлены российско-китайский проект договора о неразмещении оружия в космосе, а также наша инициатива по неразмещению первыми оружия в космосе, в которой наряду с Россией участвуют еще 16 государств.

Уважаемые коллеги,

Режим нераспространения – коллективная ответственность всего мирового сообщества. Россия намерена неуклонно продвигать положительную повестку дня в интересах обеспечения устойчивости всего режима. Готовы к совместной планомерной работе со всеми, кому небезразлично его будущее, кто заинтересован в упрочении международного мира и безопасности.

Благодарю за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Дополнительные материалы Видео

Эта публикация на сайте МИД

Похожие публикации