Официальные новости

Марина Крашенинникова: наша цель – стать надежным партнером для налогоплательщика

43

Дата публикации: 11.11.2020 15:45

В Государственной Думе в первом чтении приняли законопроект о дальнейшем развитии налогового мониторинга. В 2021 году на такую форму контроля перейдут более 100 компаний, плюс к тем 95, которые уже в проекте. Начальник Управления налогового мониторинга ФНС России Марина Крашенинникова рассказала, как коронавирус подтолкнул некоторые компании к переходу на налоговый мониторинг и какие этапы развития этого инструмента запланированы до 2025 года.

Вопрос: В прошлом году к мониторингу присоединились 52 компании, в этом уже более 100, и вы еще считаете. Что это за компании, чем они занимаются, почему приняли такое решение?

Условно всех подавших заявления можно поделить на две группы. Много новых участников: Петербургский нефтяной терминал, международный аэропорт Симферополя, Башня Федерация (ЗАО «Башня Федерация»), Национальная система платежных карт, банк «Открытие». Большой процент среди иностранцев: Procter & Gamble с двумя «дочками», Леруа Мерлен, МЕТРО Cash & Carry, Нестле, Ферреро, Тиккурила. Вторая группа – это крупные компании и консолидированные группы, которые постепенно переходят на налоговый мониторинг: Новатэк (5 «дочек»), Лукойл (4 «дочки»), Газпром (17 «дочек»), Роснефть (10 «дочек»), Объединенная судостроительная корпорация (5 «дочек»), Норильский никель, Московская биржа, которая до этого перевела на мониторинг Национальный клиринговый центр.

Сейчас мы ориентированы как раз на такие предприятия, чтобы они перевели на мониторинг все свои «дочки» и всех участников. В этом случае происходит максимальный синергетический эффект с точки зрения контроля. Инспектор видит всю группу в одной системе, не нужно дополнительно запрашивать документы, переключаться: зашел в систему, выбрал нужные компании, формируешь отчет. Это снижает издержки, никаких лишних действий. Все в одном месте, все сконцентрировано. Для участников КГН мы даже убрали суммовые критерии для входа. Так будет проще, чем он будет стоять где-то в территории. Сейчас у нас 16 КГН, куда входят 413 компаний. Если говорить про крупнейших, сейчас мы администрируем более 1200 плательщиков, соответствующих критериям налогового мониторинга. Ожидаем, что до 2025 года все они будут в мониторинге.

К налоговому мониторингу также активно присоединяются ИТ-компании, которые продают технические решения, так называемые «витрины», для участников проекта. Это удобно, причем и клиентам, и нам, так как созданием продукта занимаются компании, которые в курсе последних нововведений, которые не только производят, но и тестируют их на себе.

В целом, я считаю, темп хороший. Уже сейчас новых участников почти в два раза больше, чем в прошлом году. Мы планировали, что в 2021 году будет более 200 участников. Пока все идет по плану. Кроме того, мы видим большой поток желающих и на последующие периоды. У нас есть дорожные карты до 2026 года.

Вопрос: А чем вызван интерес иностранных компаний?

Надо сказать, они долго присматривались к налоговому мониторингу. С теми же Procter & Gamble и МЕТРО Cash & Carry мы года три ведем диалог. Но они не только интересуются и опрашивают других участников. На самом деле, они готовятся, потому что такой формат общения с налоговой им понятен, так как соответствует международным стандартам Cooperative Compliance. Иностранцев, как правило, интересуют две вещи. Первое – Cooperative Compliance с возможностью получения мотивированных мнений и соглашения о трансфертном ценообразовании. Они привыкли использовать эти инструменты.

Вопрос: В начале этого года была принята Концепция развития налогового мониторинга на ближайшие пять лет. Какие этапы запланированы?

Первое – это законопроект, который прошел первое чтение в Госдуме. Запланировано снижение суммовых критериев для входа в налоговый мониторинг: 100 млн рублей уплаченных налогов, доходы и активы на сумму не менее 1 млрд рублей. Кроме того, прописаны наши полномочия по разработке требований к информационным системам. Совершенствуется процесс направления требований и уведомлений. Если налоговый орган выявляет расхождение, он сообщает об этом налогоплательщику, тому дается время на исправление. После корректировок налоговый орган дает обратную связь: устранены расхождения или нет. Если нет, то опять направляется уведомление.

Важная норма в законопроекте – это возможность для участников налогового мониторинга получать возмещение по НДС и акцизам по аналогии с заявительным порядком, но без банковских гарантий и поручительств. Сдал декларацию, через пять дней вернул деньги в оборот. Думаю, для бизнеса это более чем актуально. Кроме того, 2023 год – последний, когда в налоговый мониторинг можно войти на ТКС. С октября 2024 года системы будут общаться друг с другом, полная роботизация.

Таким образом, мы уже сейчас начинаем строить костяк автоматической цифровой экосистемы, в которой в дальнейшем и будет проводиться налоговый мониторинг.

Эта концепция возникла не на ровном месте. Мы два года обсуждали ее с бизнесом. Им было важно понять, в каком направлении будем развиваться мы и как развиваться им, то есть определиться со стратегией. Каждый новый подзаконный акт, любое изменение, которое появится в ближайшие годы – это лишь детализация Концепции. На самом деле, мы делаем для них и за них очень большую работу. Им не нужно придумывать, как развивать собственные системы внутреннего контроля, бухгалтерию и налоговую функцию, не нужно нанимать консультанта. Мы сами даем четкую программу развития: быстро, эффективно, единообразно и бесплатно. Наша цель – стать надежным партнером для налогоплательщика, помощником в бизнесе.

Мы публикуем готовые формы и форматы, компания их берет, отдает разработчику и ставит задачу совместить это с его системой. Причем мы исходим не с позиции «нам нужны твои данные», а с позиции, чтобы эти данные состыковывались друг с другом, чтобы и они и мы понимали, как складываются те или иные показатели.

Благодаря форматам, декларация, например, или отчет даже не отправится к нам, потому что их система не пропустит документ. То есть фактически мы отдаем формализованные правила контроля, чтобы они сами у себя наводили порядок.

Вопрос: что дальше?

Дальше у нас пойдет развитие сервисной составляющей. Для чего нам нужны требования к информационным системам? Чтобы научить системы плательщиков общаться с нашей системой без участия человека. Для этого нужно создать очень много сервисов, например, по проверке нормативно-справочной информации: КНД, КБК, ОКВЭДы, ОКОФы, – то есть всю эту информацию нужно сначала выверить.

Следующий наш проект – это отмена встречных проверок. Пример. Налоговый орган проверяет компанию А и, чтобы получить подтверждение ее расходов, требует документы у компании Б-участника налогового мониторинга. В масштабах всей страны, особенно для компаний с большим количеством филиалов, это требует значительных ресурсов. По законопроекту предлагается автоистребование документов: структурированный запрос направляется в систему плательщика, которая автоматически подтягивает все данные и отправляет. Эта отложенная норма уже прописана в законопроекте, начнет работать с 1 января 2024 года. В следующем году мы начнем ее тестировать.

Также в законопроекте заложена норма по блокировке счетов, чтобы ни один территориальный налоговый орган не мог заблокировать счета участнику налогового мониторинга. То есть все действия, которые совершаются с таким налогоплательщиком, должны идти из одного окна.

Следующий большой блок – это совместная оценка рисков. Здесь у нас три сервиса. Первое – мы хотим стандартизировать правила выявления рисков, создать своего рода библиотеку этих рисков, чтобы налогоплательщик сам мог их находить и нивелировать.

Второй важный сервис – это стандартизация контрольных процедур. Мы накопили большой пул информации, как и что контролируют налогоплательщики. Наша задача – дать им набор стандартных рекомендованных контролей, которые они бы у себя реализовали. То есть мы им подскажем, как не допустить ошибку.

Третий сервис – по оценке организации внутреннего контроля. Сейчас они оценивают себя по сотне критериев, сервис упростит этот процесс. Буквально отвечая на вопросы сервиса, плательщик сможет получить оценку и ее расшифровку: какие у него баллы по каждому критерию, какой у него уровень организации внутреннего контроля и что сделать, чтобы его повысить. Плюс появится возможность сравнить себя с другими компаниями. Это особенно актуально для больших групп. Если они видят, что у них не развита какая-то функция, например, блок автоматизации контрольных процедур, это сигнал к действию – централизовать и сделать ее единой для всех своих компаний.

Вопрос: А для налоговой какие здесь преимущества?

Нам важно дать такую систему правил и контроля, которая бы предотвращала возможность совершения ошибки при исчислении налогов. Для нас это упрощает первичный контроль с точки зрения стыковки показателей. То есть мы стараемся максимально автоматизировать всю возможную работу, чтобы не тратить на нее время. В перспективе, это даст нам возможность сместить акцент на сутевую часть, отраслевую специфику, сложные вопросы налогообложения. Чтобы инспектор был не просто инспектором, а аналитиком, и понимал, что цифры компании отражают ту экономическую деятельность, которую он ведет, чтобы он мог проследить тренд и понять, насколько цифры сопоставимы с экономическими реалиями.

Вот, например, пандемия коронавируса. Приходит декларация, и ты понимаешь, пропорционально падение выручки или нет.

Вопрос: Кстати, о коронавирусе. Многие компании перешли на удаленный режим работы, меняется подход к ведению бизнеса. Участники налогового мониторинга это как-то почувствовали?

Нет, ограничения по взаимодействию с нами их почти не коснулись. Все необходимые документы в системе, доступны и нам и им. Даже если инспектор пишет запрос, он автоматически переадресуется, и робот самостоятельно подбирает необходимые сведения, подписывает электронной подписью и отправляет. А вот те, кто не успел доработать свои системы, отмечают, что элементарно отсканировать документ и прислать инспектору в офисе некому – все из дома работают. Для многих пандемия стала серьезным стимулом для перехода на онлайн-взаимодействие с нами. Ну и напоминаю, что такой подход позволяет собственнику управлять своим делом удаленно. Думаю, что в ближайшем будущем многие компании перестроят свою работу. Пандемия показала те некритичные области, где можно обойтись без физического присутствия человека.

Эта публикация на сайте ФНС

Похожие публикации