Официальные новости

20 июня состоится прямая линия с Владимиром Путиным

Задать вопрос можно по телефону, по электронной почте, в соцсетях, через форму на сайте, в мобильном приложении

Константин Бабкин: «После пяти лет роста отечественного сельхозмашиностроения нам угрожает новая стагнация»

27

Сокращение программ господдержки отечественного сельхозмашиностроения осложняет задачу сократить технологическое отставание России в развитии сельского хозяйства. Об этом в ходе IIСтолыпинского форума заявил президент ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин.

По данным Росстата, в 2017 году объем производства сельскохозяйственной техники в России составил 107 млрд. рублей, а доля отечественных производителей на внутреннем рынке составила 56 %.

Вклад отечественных предприятий сельскохозяйственного машиностроения в ВВП России составляет лишь 0,13 %. Низкий вклад отрасли в национальную экономику объясняется недостаточным платежеспособным спросом на внутреннем рынке (средний объем приобретения сельхозтехники за последние 5 лет был примерно в 3 раза ниже потенциального объема) и низкой экспортной составляющей (12 %), в связи с чем показатели загрузки предприятий сельхозмашиностроения составляют 40-70 %.

Российский парк сельхозтехники характеризуется дефицитом и высокой степенью износа. С 2000 по 2017 годы количество тракторов уменьшилось в 3,4 раза – с 747 тыс. штук до 217 тыс. штук. Плугов, культиваторов, сеялок стало меньше в 3-4 раза.

Количество комбайнов сократилось от 3,5 до 10,7 раза, в зависимости от отрасли их применения.

Доля сельхозмашин с вышедшими нормативными сроками эксплуатации (более 10 лет) достигает 70 %. Из-за этого падает их производительность, увеличиваются потерь продукции при уборке (по оценкам Минсельхоза России, потери продукции достигают 10 – 20 процентов валового сбора).

«Мы остановили падение уровня механизации села, но все еще сильно отстаем по этому показателю от развитых стран, – отметил Константин Бабкин. – У нас 1,6 трактора на 1000 га, в Белоруссии – 5, а в Германии 16. Хотя бы Белоруссию догнать.

В 1990 годы было решено, что сельское хозяйство – это черная дыра. Мы, мол, должны встраиваться в мировое хозяйство, а значит, покупать импортные продукты, покупать прекрасные иностранные машины. И доля российских машин сократилась на рынке со 100% до 26%. Уничтожили десятки машиностроительных заводов. Лет пять назад пошел обратный процесс, появились меры господдержки сельхозмашиностроения: поддержка экспорта, научно-конструкторских работ, субсидирование покупки российской сельхозтехники. Как результат – с 26% долю подняли до 56%, утроили экспорт, сделали неплохой технологический рывок.

А в этом году начался обратный процесс. Меры поддержки начинают исчезать одна за другой. Остановили меры поддержки на участие в выставках, субсидии на транспортировку до зарубежных потребителей. Прекратили финансировать НИОКР, а совсем недавно решили остановить программу по субсидированию покупки отечественной сельхозтехники. Результат будет предсказуемым – откат и торможение. А наши зарубежные конкуренты сильны,их обороты в десятки раз больше, чем «Ростсельмаша».

На Столыпинском форуме была представлена «Дорожная карта устойчивого развития несырьевого сектора экономики». Среди прочих мер стимулирования машиностроения в ней, в частности, предлагается ввести ускоренную амортизацию высокотехнологичного оборудования, а также любого оборудования российского производства.

Сообщение Константин Бабкин: «После пяти лет роста отечественного сельхозмашиностроения нам угрожает новая стагнация» появились сначала на Бизнес-Омбудсмен.

Эта публикация на сайте бизнес-омбудсмена

Похожие публикации