Официальные новости

Встреча Дмитрия Медведева с экспертами в области развития городской среды

60

В повестке: роль развития городской среды при реализации национальных проектов; лучшие практики проведения открытых архитектурных конкурсов; профессиональное развитие и компетенции современного архитектора; повышение значимости интеллектуального труда архитекторов.

Перед встречей Председатель Правительства посетил Тульский кремль, ознакомился с ходом работ по созданию Музейного квартала и осмотрел Казанскую набережную.

Тульский кремль ‒ памятник русского оборонного зодчества XVI века, одна из немногих древних русских крепостей, сохранивших свой первозданный облик.

Сегодня Тульский кремль ‒ музейная реликвия, имеющая общенациональное значение. Ежегодно его посещают тысячи российских и зарубежных гостей. В архитектурный комплекс кремля, помимо древних стен и башен, входят Успенский собор (XVIII век) с уникальной монументальной росписью ярославских мастеров, восстановленная на благотворительные средства соборная колокольня с храмом во имя Св. благоверного князя Московского Дмитрия Донского, Богоявленский собор (XIX век), построенный в память о защитниках Отечества в войне 1812 года.

Работы по реставрации и благоустройству территории Тульского кремля проходили в 2012‒2014 годах.

В настоящее время на территории Тульского кремля завершена реконструкция бывших зданий электростанции и подстанции с объединением их в единый музейно-выставочный комплекс, общая площадь которого превышает 6 тыс. кв. м. Для посетителей открыты новые экспозиции Музея истории Тульского кремля, Музея археологии Тульского кремля и Военно-исторического музея.

Создание Музейного квартала в Туле планируется осуществить путём организации в центре города сети представительств ведущих музеев региона, таких как «Ясная Поляна», «Куликово поле», «Поленово», Музей оружия, которые являются гордостью Тульской области. Всего Музейный квартал включает в себя девять объектов культурного наследия.

Реализация проекта направлена на создание исторического заповедника тульской городской среды в черте наиболее сохранившей свой исторический облик тульской улицы Металлистов. Это одна из древнейших улиц в Туле, где расположено более 20 памятников архитектуры, истории и культуры.

Окончание работ и открытие Музейного квартала планируется в конце 2020 года.

Казанская набережная Тулы расположена на левом берегу реки Упы. Своё название набережная получила по близлежащей церкви во имя иконы Казанской Божией Матери, или Казанской церкви.

В 2017 году состоялась презентация урбанистического проекта «Тульская набережная», разработанного архитекторами столичного бюро Wowhaus в сотрудничестве с правительством региона и администрацией Тулы. Проект предполагает благоустройство территории общей площадью 21 гектар вокруг Тульского кремля.

Сегодня Тульская набережная – это современная зона отдыха, включающая ландшафтный парк с подвесными мостами и спуском к воде.

В парке предусмотрены зоны активного отдыха с детскими спортивно-игровыми комплексами, многофункциональная коробка для командных видов спорта, велодорожки, кинотеатр под открытым небом, концертные площадки.

Встреча с экспертами в области развития городской среды

Из стенограммы:

Встреча с экспертами в области развития городской среды

Д.Медведев: Всех приветствую! У нас сегодня встреча несколько необычная – это не совещание, но у неё будут последствия, если вы этого захотите. Поскольку мы собрались, чтобы обсудить городскую среду, здесь присутствуют и мои коллеги, которые представляют власть, и те, кто занимается городской средой, что называется, по зову сердца. Последствия заключаются в том, что если вы мне расскажете что-нибудь интересное, чего пока у нас нет или что требует специального государственного внимания, вмешательства или регулирования, то мы это постараемся сделать, я подпишу поручения.

Мы эту встречу неслучайно проводим в Туле. Это один из наших древних городов, который имеет и все исторические достоинства таких городов, и все накопившиеся проблемы. Я только что посмотрел город. Он меняется, здесь видна большая работа команды, которая сейчас этим занимается. Молодцы. Алексей Геннадьевич (Дюмин) этому много времени уделяет. Но самое главное – видно, что появляется прообраз современного города в исторических границах города древнего. Понятно, что всё это делается не просто так и не только ради того, чтобы сохранить историческое наследие, а и для того, чтобы сформировать нормальную, комфортную среду. Она нам всем нужна – всем жителям нашей страны.

Правительство этим занимается с 2016 года, то есть эта тема находится в эпицентре внимания уже три года. У нас и до этого был неплохой опыт, но он был связан с проведением крупных мероприятий – я имею в виду Универсиаду, Олимпийские игры, чемпионат мира по футболу. Но мы с вами отлично понимаем, что комфортная городская среда – это понятие намного шире, чем просто какие-то большие мероприятия. Хотя у них есть очень важный момент: они дают толчок для того, чтобы вокруг или после проведения этих мероприятий действительно начала развиваться нормальная городская среда за счёт тех инвестиций, которые были сделаны, и за счёт привлечения внимания и дополнительных денег в те районы, которые уже изменились.

Поэтому мы продолжили эту работу в рамках национального проекта «Жильё и городская среда», который запустили в прошлом году. Напомню, что на текущий год запланированы достаточно приличные инвестиции – 105 млрд рублей. Причём значительная часть (почти половина) пойдёт на благоустройство городов и населённых пунктов.

Но мы прекрасно также с вами понимаем, что даже этих десятков миллиардов в масштабах нашей страны мало. И очень важно, чтобы государственные инвестиции шли рука об руку с частными инвестициями. Только в этом случае у таких начинаний есть вероятность успеха.

Теперь хотел бы послушать вас. Мы будем общаться, просто находиться в режиме обмена соображениями о том, что можно сделать и что нужно сделать. А потом я подведу итоги.

Давайте с этого и начнём.

Алексей Геннадьевич (обращаясь к А.Дюмину), пожалуйста.

Встреча с экспертами в области развития городской среды

А.Дюмин: Во-первых, я вас всех хочу поприветствовать на территории нашего гостеприимного региона, который развивается. И действительно приятно, что глава Правительства увидел результат нашей работы.

Место, где мы сегодня с вами находимся, уникальное. Когда я стал губернатором, в самом центре города стоял полуразрушенный объект, где 80% территории не использовалось вообще, он просто разрушался, а 20% (может быть, даже чуть меньше) занимало производство микрофонов «Октава», которые имеют свою историю. Не помню артистов – Scorpions мне называли, Майкла Джексона – начинка их микрофонов была сделана именно из компонентов, которые выпускались на этом производстве.

С командой молодых, талантливых ребят, во взаимодействии с Сергеем Чемезовым и при поддержке «Ростеха» (и Михаил Шелков инвестировал деньги в этот проект) мы решили подумать, что мы можем из этого сделать. И что мы из этого сделали? Мы в первую очередь сохранили производство «Октавы». Даже прирастили рабочие места.

Чем была знаменита «Октава»? Хочу обязательно об этом сказать, чтобы все знали. Юрий Гагарин сказал своё знаменитое «Поехали!» именно в гарнитуру микрофона «Октава», который производился на территории Тульской области. Мы этим гордимся. Это наша история.

И в течение короткого времени из территории, которая была полуразрушена, получился центр – культурный, творческий кластер, где собирается различная наша молодёжь: это и стартапы, и те, кто увлекается культурой, историей. Проводятся различные мастер-классы, тематические мероприятия. Жизнь здесь бурлит, это точка притяжения, где большое количество молодёжи проводит время не только в выходные дни, но и в будни.

Прогулка по набережной, которая была скрыта от глаз горожан, с XIX века была вообще практически невозможна. При поддержке Президента Российской Федерации была выделена стартовая сумма денег – порядка 150 млн рублей, для того чтобы мы стартанули – с изыскательских работ, проектно-сметной документации. Идея набережной витала несколько лет, но идея идеей, а реализация реализацией. Когда мы посчитали, какая это сумма, поняли, что здесь требуется взаимодействие государства и частного партнёрства, нужны частные инвестиции, которые мы привлекли в большом количестве. Мы неоднократно выезжали с командой в Москву, смотрели пространства, которые появляются, собрались с силами, сделали пул инвесторов, примерно посчитали. В течение года мы восстановили историческую справедливость – что было утеряно сто лет назад, мы вернули нашим горожанам. Получилась набережная, за которую мы переживали, не спали ночами.

На стадии выбора архитектора мы посмотрели уважаемых лиц, бомонд данного направления, и остановились на Олеге Шапиро, который реализовывал данный проект с картинок, чертежей. В течение года был выполнен огромный объём работ. То, что вы сегодня увидели, – это реализация проекта Тульской области во взаимодействии с архитектурным бюро Олега Шапиро. Самое главное – проект прошёл общественные слушания, корректировался в процессе воссоздания именно по желаниям и откликам жителей Тулы. На сегодняшний момент этот продукт находится в стадии развития, он имеет большой потенциал, есть территории, которые могут развиваться и давать очередной импульс. Надо работать, не останавливаться.

Хочется сказать Вам слова благодарности. Оргкомитет был создан по Указу Президента – в 2020 году мы будем праздновать 500-летие кремля как образования первой засечной черты. Это очень серьёзное мероприятие. Изучая историю, мы поняли, что не до конца было доведено в учебном процессе… У большого количества людей есть понимание роли и значимости первого оборонительного сооружения – засечной черты – в формировании российского государства. Когда увидели, что у нас получается, какая вырисовывается картинка, мы обратились к Вам, Дмитрий Анатольевич, Вы нас поддержали и дали дополнительный объём финансирования в размере 1,2 млрд рублей, которые будут вложены конкретно не только в историческую часть города, но и пойдут на девять малых городов, где будут восстановлены памятники, церкви, где появятся новые городские пространства, парковые зоны, также будут восстановлены и представлены нашим жителям обновлённые парковые зоны, которые находятся в плохом состоянии.

Мы сейчас говорим о задачах, которые Вы ставите, Президент ставит. Мы понимаем, что формирование городской среды, новых пространств, эта федеральная программа, – один из важнейших аспектов повышения качества и уровня жизни, наравне с горячей водой, водоснабжением, строительством и другими вещами, которые влияют на качество жизни. Люди это видят, чувствуют и понимают. Мы это видим на примере нашей области. Нам есть чем гордиться. Спасибо Президенту, что эту идею поддержал, спасибо Вам, Дмитрий Анатольевич, что Вы нам дали деньги на реализацию этого проекта. Нам есть над чем работать. Цели понятны, задачи понятны. Будем двигаться дальше. Спасибо за поддержку.

Встреча Дмитрия Медведева с экспертами в области развития городской среды

Е.Муринец (генеральный директор Института градостроительной политики, советник президента Союза архитекторов России): Я, наверное, хотела бы, во-первых, отметить, что я первый раз в Туле, и я была очень приятно удивлена этому пространству, в котором мы сейчас находимся. Промзоны и заводы сейчас во многих городах простаивают и не выполняют свою прямую функцию (в лучшем случае там идёт аренда под какие-то отдельные, не связанные друг с другом сервисы), – и очень здорово, что здесь сделали такое действительно креативное пространство. Мы на МУФе как раз недавно это обсуждали, что такие промзоны хорошо бы в общественно значимые территории превращать. Я была действительно приятно удивлена.

От лица профсообщества хотела бы сказать, что нам действительно очень приятно, что нашей темой – темой развития среды города именно с точки зрения архитектуры – сейчас заинтересовались и на таком высоком уровне. До этого, конечно, основные задачи были связаны с обеспечением квартирами населения, но именно этой связующей все функции городской среды задачи не было ни в какой программе федеральной.

Конечно, когда в 2016 году появились нацпроекты, в частности проект по развитию городской среды, для нас это было очень важным символом, что архитекторы, наконец, включаются в процесс формирования городов. Тем более что нам как профессионалам очень важно, что мы, во-первых, получаем работу, во-вторых, что к нам прислушиваются, и в-третьих, в общем, нас воспитывают так ещё с института, что мы хотим видеть реализацию наших проектов, то есть не просто делать концепцию, а видеть, как это всё реализуется и воплощается.

Нацпроект как раз такие возможности дал. Более того, мы считаем, что через нацпроект не только мы как профессионалы увидим результат, но увидят результат и жители городов, потому что сейчас в нацпроекте «Городская среда» фигурирует именно благоустройство как наиболее важный и яркий этап. И конечно, это такая, как мы называем у себя, внутри профсообщества, быстрая победа, то есть это то, что можно, условно говоря, за один год запроектировать, за второй – реализовать. И город сразу получит эту связку пространств, потому что благоустройство – это то, что центр города может связать с периферийными зонами, что может дать какие-то интересные общественные пространства, где люди могли бы просто собираться и гулять. До этого же такого не было. Конечно, это всё началось с Москвы, а нацпроект дал возможность это всё расширить. И наверное, здесь важно отметить, что сейчас мы как архитекторы говорим, что городская среда – это не только благоустройство.

Я много путешествую – уже больше чем в половине регионов побывала. Есть очень важный момент, который мы бы хотели акцентировать. Это не только благоустройство. То есть городская среда – это всё-таки и функции домов, которые эту среду формируют. Скажем так: застройка должна быть многофункциональной, то есть та история, тот процесс развития, в котором мы многие десятилетия находились, когда есть исторический центр, есть периферия, есть промзоны и это всё не связано друг с другом, такие фактически монофункциональные районы… Сейчас мировая практика показывает, что, конечно, нужно это всё смешивать, нужно создавать такие пространства, такие здания, такие комплексы зданий, где люди и живут, и рядом могут работать. На первых этажах появляются общественные функции – это, опять же, развитие малого и среднего бизнеса. И мне лично очень важно вблизи дома, а может, даже и в своём доме, внизу, иметь кафе, какие-то сервисы, которыми я регулярно пользуюсь – может быть, не каждый день, но раз в неделю или раз в месяц. Такая многофункциональная застройка, причём разнообразная, что, кстати говоря, очень важно – у нас же многие десятилетия складывалась история с типовым проектированием, и в Москве до 2015 года (такой маленький акцент) из 3 млн м 1 млн реализовывался в виде одной серии. То есть мы получали миллионы и миллионы метров одинаковой, типовой застройки, микрорайонной, где люди жили, а работают они в центре. Это, опять же, проблема маятниковой миграции и пробок: с утра мы все в центр едем, вечером – из центра домой. Наверное, многофункциональная, разнообразная среда – это один из важнейших этапов развития города, который, наверное, было бы здорово погрузить в дальнейшем в нацпроект. То есть сегодня мы пока говорим о том, что это благоустройство. Развитие общественных пространств – это, безусловно, очень важно, потому что это первое, что можно сделать, и это первое, в чём нуждается город, наши города. Это очевидная тема. Но следующий этап, намного более комплексный, – это как раз, скажем так, мастер-планирование, не побоюсь этого слова, о чём много говорят, и в это вкладывается в первую очередь разнообразная среда. Есть разные способы, как этого достичь. Много инструментов, и мировая практика это всё нам уже предоставляет.

Наверное, здесь важно сказать о том, что архитектурные конкурсы, которых сегодня много проводится, действительно дают возможность, во-первых, расширить наше профсообщество. То есть мы говорим не только про одну компанию, которая по 44-му федеральному закону, нашему любимому всеми, работает. Но и такой открытый архитектурный конкурс – и национальный (то есть у нас сейчас и национальные конкурсы проводятся), и с международным участием. И исследования, которые проводятся в рамках подготовки к этому конкурсу, как раз и дают возможность сформировать такое техническое задание на дальнейшую разработку территории, которое бы как раз и покрыло все составляющие комфортного города.

Марина Лепёшкина, которая занимается в общем организацией конкурсов, моя коллега, – наверное, может быть, Вы просто чуть поподробнее расскажете про ваши кейсы?

М.Лепёшкина (генеральный директор архитектурного бюро RTDA, доцент РАНХиГС): На самом деле мы не только занимаемся конкурсами, это всё выросло из нашей архитектурной практики. Потому что архитекторы планируют не картинки, не визуализацию, они планируют нашу будущую жизнь, причём на десятилетия. И как мы продумали в проекте на первоначальном этапе: как мы будем ходить, где мы будем питаться, так мы дальше и будем жить. Если нам будет неудобно, то через 10 лет уже будет поздно сказать, что архитектор нарисовал неправильно. А территории, которые сейчас развивают города, всё более и более комплексные.

Вот мы видим прекрасный тульский пример, который стал уже не просто архитектурной Меккой, это же и функционально – центр города и центр притяжения молодёжи. А есть площадки ещё более сложные.

И здесь вопрос – как решить эту проблему. И это не архитектурный проект, это комплексное архитектурно-градостроительное проектирование, в котором участвуют и специалисты по антропологии, социологии, главное, экономике. Потому что архитектура неразрывно связана с вопросом: а как мы будем реализовывать, за какие средства, сколько это будет стоить. Если на этапе концепции мы не знаем хотя бы приблизительно ответ на этот вопрос, то дальше это может закончиться просто ничем.

У нас есть пример территории – вовлечение в оборот земель «РЖД». Это огромные массы земли по всей стране. Здесь вопрос – как грамотно распланировать любой из этих участков. Буквально две недели назад был объявлен открытый международный конкурс на реорганизацию площадки рижского грузового двора. За две недели сбора заявок, в летний период, когда многие европейские бюро находятся в отпусках, поступило 65 заявок от ведущих бюро, в которых есть и заявки от компаний, которые никогда раньше не работали в России. Им очень интересно работать на нашей территории. Понятно, что не все 65 пройдут в финал и будут проектировать, но это даёт возможность и нашим архитекторам присоединиться к этим компаниям и консорциумам и реализовывать проекты совместно дальше. Вопрос, который мы сейчас ещё не затронули, и он интересует многих архитекторов, – что будет с проектом дальше, после концепции? Условием международных конкурсов является обозначенное в правилах конкурса последующее участие архитектора в проекте. Потому что архитектор должен оставаться до конца, до этапа сдачи, и мы, наверное, об этом ещё поговорим.

У нас есть масса примеров конкурсов на более мелкие объекты, которые реализуются достаточно быстро. Но в крупных должны быть быстрые победы, мы тоже просим и обозначаем это отдельными разделами в техническом задании. Предоставление этапности реализации и быстрых побед, которые бы показали горожанам, что это большая территория будет реализовываться 15–20 лет, но в следующем году вы получите улучшения в вашем районе. По всем конкурсам интерес международной общественности огромный. У нас есть примеры даже нашего участия в конкурсах. Например, мы являлись генеральным проектировщиком концепции развития Санкт-Петербургского технологического университета ИТМО. По идее, мы могли бы по контракту просто взять и сделать проект сами. Но мы совместно с заказчиком решили, что даже в рамках этого проекта мы привлечём иностранных архитекторов, выберем концепцию, с которой мы готовы идти дальше. Для нас результатом оценки нашей работы является то, что даже на стадии концепции наш проект уже получил приз на итальянской архитектурной градостроительной выставке и вошёл в шорт-лист архитектурного «Оскара» – Всемирного фестиваля архитектуры. Такой подход работает вовсю.

Также хотелось отметить, что конкурсами всё больше интересуются государственные заказчики. Здесь у нас вопрос к уровню образованности лиц, принимающих решения на местах. Это большая удача, когда заказчик знает, чего он хочет, интересуется тем, что происходит в мире. Связка грамотного заказчика с хорошим архитектором – большое благо. Пример Тулы показал, что здесь тоже был свой внутренний закрытый конкурс, на котором выбрали бюро Олега Шапиро. Это тоже можно считать конкурсом, просто не таким массовым. Это на самом деле очень важно, поскольку расходится слава об архитекторах, в том числе и за пределы нашей Родины. И проблема привития градостроительного образования на местах – тоже важный вопрос, который можно было бы обсудить на повестке дня более широко.

Д.Медведев: Несколько позиций хочу обозначить из того, что прозвучало.

Во-первых, я абсолютно согласен с тем, что городская среда – это не просто благоустройство. Но с учётом того, насколько у нас всё убито было – что скрывать, у нас вообще никогда этим так уж серьёзно не занимались, – это всё-таки очень важно, и об этом забывать не надо. То, что вы сказали, так называемые быстрые победы – они действительно нужны. Почему? По вполне понятным причинам: люди хотят жить нормально здесь и сейчас, не в будущем, когда мы им говорим: «Ну вот, через 15 лет здесь будет прекрасное пространство». Мало ли что здесь будет через 15 лет. Именно поэтому движение к цели по этапам является абсолютно правильным. Это то, что я хотел сказать по поводу самой городской среды. Но такой многофункциональный подход, планирование – это, вне всякого сомнения, тоже очень важно, и здесь мы должны друг друга хорошо понимать.

Хорошо, когда губернатор правильно понимает свои задачи. Записывает всё, потом берёт это на вооружение. Видимо, там, где губернатор не понимает архитектора, губернатора надо менять – не архитектора же менять. Архитектор к этому относится серьёзно, думает о десятилетних перспективах, а губернатор может в чём-то не разобраться.

Но если говорить серьёзно, то мы все практически в любом городе связаны с тем, что нам досталось от наших правопредшественников.

Я вырос в Петербурге. Казалось бы, что лучше, но даже там всё равно очень многие архитектурные процессы, проблемы городского благоустройства завязаны на ранее принятые решения, и даже в Петербурге не все они безупречны. Что уж говорить про другие города, где всё то, что делается, приходится втискивать в прокрустово ложе абсолютно непродуманных решений, которыми пестрит наша страна, когда шло бурное развитие экономики в стране, индустриализация и так далее. Я сейчас не в смысле осуждения тех, кто принимал эти решения, они бы нам привели 100 аргументов в пользу того, что здесь обязательно должен быть завод, а всё остальное никакого значения не имеет, потому что людей надо накормить, дать работу, а стране нужен металл, стране нужны другие производства. Но сейчас нам всем с этим приходится жить. И вот те решения, которые принимаются, они принимаются именно с учётом ранее принятых. Почему важны такие примеры, как этот комплекс «Октава»? Потому что таких производственных зданий (я не про производственный и научный потенциал этого предприятия) у нас по стране очень много. Где они хорошо используются? По пальцам можно пересчитать. Всё началось с Москвы, отчасти Петербурга, некоторых других крупных передовых городов. Очень хорошо, что это доходит до провинции. Причём Тула, с одной стороны, вроде провинциальный город, а с другой стороны, это совсем недалеко от Москвы. Но здесь всё по-другому. Очень важно, когда в таких городах новые решения внедряются в жизнь, потому что здесь есть ещё один момент (вы как люди, которые этим профессионально занимаетесь, это понимаете): ко многим современным решениям люди должны ещё и привыкнуть. Некоторые современные решения вызывают отторжение. Есть классическое понимание: вот тебе сквер, вот тебе парк, там аттракционы, зачем нам что-то ещё? А потом люди видят, что всё стало рациональней, на том пятачке, где я живу или работаю, есть практически всё, есть все сервисы, которые я хочу получить. Это, мне кажется, очень важно, в этом миссия архитекторов.

<…>

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Мне было интересно всех вас послушать. Очевидно, что некоторые моменты, которые здесь обозначены, видимо, должны быть превращены в поручения.

В частности, по поводу концепции. Не скрою, я об этом никогда не задумывался – с точки зрения правового значения концепции в строительном процессе, не говоря уже об элементарном правовом измерении интеллектуальной собственности, связанной с созданием концепции: в какой момент всё это становится объектом интеллектуальной собственности и подлежит именно государственной охране.

Давайте эти вопросы проанализируем, равно как и идеи, связанные с изменением законодательства, о которых сказал Владимир Ростиславович Мединский, и некоторые другие вещи, о которых коллеги здесь говорили.

Хочу завершить наш сегодняшний разговор вот на чём. Об этом тоже сегодня говорилось, просто хочу ещё раз эту мысль подчеркнуть. Конечно, жильё, бытовые удобства – у нас ещё очень большая проблема в стране, и всем этим мы должны заниматься. Я имею в виду и власть, и бизнес, и, конечно, специалистов, включая таких важных специалистов, как архитекторы.

Но на сегодняшний день уже практически все понимают, какое большое значение в целом имеют городские пространства и вообще пространства, где мы живём. Почему? Потому что, даже если тебе комфортно дома, очень важно, чтобы, когда ты выходишь из дома или квартиры, тебе так же комфортно было на улице. Там проводят время наши дети, там проходит значительная часть человеческого общения. Там должна быть масса самых разных задач решена. И очень важно, что мы к этому пришли.

Давайте постараемся, как вы и говорили, решать все эти задачи в комплексе, потому что именно комплексное развитие городских пространств является одним из направлений реализации национального проекта. Мы рассчитываем, уважаемые друзья, и на вашу поддержку в этом.

Эта публикация на сайте Правительства

Похожие публикации